Лаборатория городского планирования как тотальная инсталляция

Около трех лет назад, когда разговоры о велодорожках, пешеходных зонах и общественных местах только начинались, своими акциями и интервенциями мы существенно опережали городские службы. И это было не гонкой за чем-то актуальным или модным, нам было важно выразить свою причастность и трепетное отношение к городскому пространству.

С 2012-го и по сей день тема урбанистики стала ключевой и практически все СМИ отслеживают любые официальные и неофициальные проявления в городском планировании. Даже наши интервенции не раз становились информационными поводами то локальных, то федеральных СМИ. В 2014-м году актуальность и политичность этой темы подтвердило сообщение о президентской программе по урбанистике. Путину понравилось.

 

Скриншот из видео-интервью, найденного на сайте Правительства Москвы. Правее на стенде размещена партизанская карта московского метро, дополненная и размещенная департаментом транспорта.

Именно через СМИ нам зачастую звонили из различных департаментов Москвы и предлагали организовать что-то подобное, но уже на официальном уровне, предлагали трудоустройство, а иногда и просто сами доводили наши начинания до нужного уровня. Иногда наши интервенции перемещались из нелегального в официальное поле, как, например, случилось с нашей картой московского метро (Прим. – через несколько недель после наклеивания партизанская карта московского метрополитена была найдена в видео-интервью мэра Москвы Собянина С.С.). Иногда журналисты вызывали сотрудников полиции, которые были вынуждены «исполнить» нашу заявку, оформленную не на бумаге, а на «дорожном полотне» ночью. Это было живо и интересно, порой напоминало игру, мы создали некую альтернативную реальность, в которой нам удавалось решать городские проблемы.

Конечно, мы толкаем некоторые изменения, но абсолютно трезво понимаем, что во многом необходимо комплексное решение городских проблем, требующее немалое количество человеческих и финансовых ресурсов.

Летом 2012-го мы в первый раз объединились с институцией для более системного подхода в изменении городского пространства – скооперировшись с институтом «Стрелка», в нескольких спальных районах Москвы мы провели опросы жителей с целью их вовлечения в процессы городского планирования. Мы также пригласили несколько активистов, художников и урбанистов из других стран для того, чтобы они опробовали свои методы у нас. Вышло весело, мы неплохо расшевелили жителей спальных районов, а что-то даже удалось изменить на официальном уровне, например, в Митино. Но, возможно, главное, что удалось этим проектом – это сообщить о том, что жителей крайне необходимо не только спрашивать на тему благоустройства их района, но и активно вовлекать в сам процесс.

Сегодня, партисипаторное городское планирование со всеми подразумевающимися процессами вовлечения жителей, пожалуй, один из основных трендов урбанистики. Об этом говорит The BMW Guggenheim Lab в своей нью-йоркской выставке Participatory City: 100 Urban Trends, об этом говорят и в Москве, на урбанистическом форуме. Так, например, различные московские дома культуры, библиотеки и выставочные залы все чаще ориентируются на локальные инициативы и вовлечение горожан не только в их культурную активность, но и в процессы их программирования, обсуждения благоустройства района. Большие обороты набирают и такие онлайн сервисы как «Наш город», «Сердитый» и вслед за ним «Активный гражданин».

 

Посвященная взаимодействию власти и граждан, секция IV Московского урбанистического форума напоминала «Одиссею» Кубрика. Фото: www.fincentermoscow.ru

 

Однако все эти тренды, частично сформулированные нами и нашими коллегами, в каком-то смысле сформировали новый рынок услуг. Мы почувствовали это в 2013-м году, когда различные культурные институции начали приглашать нас для работы с местными сообществами и инициативами. Предложения исходили из абсолютно различных организаций, начиная от арт-кластеров и молодежных центров, заканчивая библиотеками и все теми же выставочными залами. Однако нам никогда не хотелось превращаться в студию/бюро/корпорацию, которая превратила бы нас в менеджеров и клерков. Мы старались не останавливаться на какой-то одной методологии/практике и всячески пытались сохранить тот первоначальный задор и энергетику так называемой теории малых дел.

В 2013-м у нас родилась идея мобильной лаборатории – места, где мы могли бы организовывать свои интервенции на более систематичной основе в кооперации с социологами, урбанистами и, конечно же, с самими жителями района, где эта лаборатория развернута. Во главе подобной лаборатории должен быть эксперимент как таковой. Не применение тех злободневных и во многом бесполезных западных практик, а выведение своего собственного метода, наиболее приближенного к российским реалиям.

В таком новом амплуа в конце 2013-го мы организовались на базе Московского городского библиотечного центра, для которого в пяти спальных районах мы провели опрос жителей с целью того, чтобы узнать, чего они ждут от новых библиотек, а заодно и постараться вовлечь их в процесс формирования культурной программы. Мы проделали большую работу, но ощутимых и удовлетворительных результатов не достигли, как минимум, потому что многие уже вообще забыли о существовании библиотек, а те немногие, кто помнит, придерживаются консервативных взглядов ее использования. К тому же, открывшиеся в новом формате библиотеки были обновлены скорее внешне – внутренне процесс организации какого-либо события оставался все еще бюрократически сложным.

 

В 2014-м наша лаборатория была развернута в Ярославском районе, на базе Московского молодежного многофункционального центра. Кроме вовлечения и акцентирования на местной проблематике, здесь мы поставили себе задачу наладить диалог между жителями и управой района. Эти задачи оказались непостижимыми, а местные органы нам то запрещали что-либо организовать в заброшенном яблоневом саду, то под эстакадой, которая, кстати, там самая основная и бесполезная достопримечательность.

Однако при всем при этом префектура СВАО была крайне заинтересована в развитии городских сообществ и готова вовлекать их в процесс благоустройства районов. Правда, при разговоре с ними, кажется, что они это трактуют как-то по-своему, и нужно им это «сотрудничество» не сколько для реальных полезных улучшений, сколько для легитимации своих плановых благоустройств и последующего контроля неформальных сообществ. Мыслят они конечно сразу в масштабах округа, на все 17 районов, что, конечно, пугает.

Работа в Ярославском районе была самым долгим и скучным проектом за всю кратковременную историю нашей лаборатории. Встречи с управой не вдохновляли нас, а Молодежный центр, также являясь государственной организацией, в наших глазах стал такой же бюрократической и бесполезной машиной. Ощущение беспомощности охватило нас. Мы поняли, что многомесячная работа не дает должных результатов, а наша лаборатория была такой же интервенцией и акцией, только более тотальной и длительной по времени.

Однако именно экспериментальный формат лаборатории городского планирования нам кажется наиболее важным и правильным. Ведь как показывают многочисленные «опыты», стандартные методы и западные практики зачастую просто не работают и нужен новый, можно сказать авангардный подход к тому, чтобы город стал не популистски-утопичным «городом для всех», а стал общим. Таким же общим, как воздух.

 

Прототип лаборатории на фестивале IV Московского урбанистического форума. Представлен застывший процесс нашей работы в Ярославском районе. Карты, фотографии, письма, результаты опросов, повесть и медиа-материалы.

 

Представив свой прототип лаборатории городского планирования на IV Московском урбанистическом форуме в конце 2014-го, мы передаем эстафету конкурентам и так называемым «экспертам» (которых на почве освоения нового рынка уже предостаточно), основывающим сегодня один за другим свои бюро/лаборатории/студии. Тема городского изменения/улучшения/очеловечивания, как хотите, вышла за область гуманного активизма, стала слишком модной и коммерционализированной – большинство новоиспеченных проектов и организаций лишь экспроприируют наши и мировые неформальные практики, используют столь модную сегодня тему урбанистики в своих меркантильных интересах.

Что ж, на этом мы не ставим точку, но теперь постараемся дистанцироваться и посмотреть на это со стороны, придерживаясь основополагающего на наш взгляд правила активиста:

«работайте и объединяйтесь с экспертами, но никогда не становитесь ими».

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal