Новые нескучные: Паша Кас

Очередной выпуск рубрики «Новые нескучные» посвящен творчеству уличного художника Паши Каса, работающего на постсоветском пространстве, но прежде всего в Казахстане. Как всегда, мы просим ответить героя рубрики на вопросы анкеты и описать свои самые знаковые работы.

 

Под каким именем/никнеймом ты работаешь?

Паша Кас / Pasha Cas

 

Когда начал делать искусство на улицах и как ты к этому пришёл?

У меня всё началось со скетчбука. В школе я учился в классе с математическим уклоном,  мне внушалась мысль, что для того, чтобы состояться в жизни – надо зарабатывать большие деньги. Чтобы зарабатывать большие деньги – надо стать банкиром. Но в 14 лет думать о карьере банкира или больших деньгах – это скучно, и я начал рисовать свои мысли – вопросики, с которыми надо как-то разбираться, а общительностью я, в общем, не отличался. Потом рисунки стали появляться на стенах. Точнее, идейки – потому что рисовать я толком не умел, разве что хорошо освоил баллончик.  Меня заметили. Сначала – город, потом в СМИ отметили, что мои рисунки заполонили весь город, стали самыми тиражными. «Что же значат эти "Уши" на стенах?».  А потом я стал делать огромные, большие работы. Стал вкладывать в эти масштабы вопросы обществу и, как оказалась, эти вопросы волнуют не только меня одного. Мне тогда стукнуло 17 лет – к этому времени я подвигался среди граффитистов, приобщился к деятельности арт-группы, стал путешествовать автостопом, изучать все вокруг и, конечно, задавать вопросы себе и обществу. Я снял маску по принципиальным соображениям – считаю, что автор не должен трусить перед зрителем или властями, если уж решился выйти на сцену – обозначайся, не надо прятать голову в песок.

Потом были громкие, резонансные работы – и мощная реакция на них. Надо понимать, что стрит-арт в Казахстане – это совсем не то, что в Питере или там в Мюнхене. Здесь за это дают по башке, а не статуэтки. Я отделывался штрафами и запугиваниями, особенно невзлюбили меня за неподчинение генеральной культурной линии чиновники департамента культуры и союз художников, которые выступили единым хором против меня. А в Москве в это время меня номинируют как «Открытие года» в рамках премии «Мост». Большие работы в Питере, в стрит-арт – музее, в Екатеринбурге, Москве, Алма-Ате. И неожиданная поддержка простых людей. Наверное, поэтому меня и не стали трогать.

 

Опиши, пожалуйста, свои проекты.

Проект «У стен есть уши» был растиражирован в Алма-Ате, Ташкенте, Екатеринбурге, Москве, Санкт-Петербурге, было нарисовано более 200 ушей. Смысл очень прост: стены видят, стены слышат. Думайте, что вы делаете тогда, когда думаете, что вас никто не видит и не слышит.

 

Эта работа была посвящена статистике суицидов в Казахстане, равнодушию общества к этой проблеме. Работа была установлена поверх рекламы, вызвала большой резонанс и обсуждение проблемы суицидов на всех уровнях. Союз художников Казахстана сделал заявление по этому поводу, смысл которого сводился к тому, что нельзя поднимать острые проблемы, художник должен сеять доброе и вечное.

 

Эту работу я посвятил бесчисленному войску блогеров – правдоматкорубов – диванных критиканов, без устали распространяющим свое болото, уныние и безысходность.

 

Идея этой работы родилась в объявлении властями Года культуры. При том, что бюджетные средства бессовестно раздаются не художникам, а коммерсантам и фестивальщикам, которые привозят  именитых артистов из-за рубежа. Местные художники прозябают. В нищете умер знаменитый на весь мир Молдакул Нарымбаев. Символизм этой работы в том, что наши художники снимают последние рубахи и трусы, чтобы у нас было искусство. А я вешаю эти трусы перед носом у чиновников, чтобы они не думали, что все будет шоколадно и «шито-крыто». Я до сих пор не могу понять, почему чиновники управляют культурой, а не наоборот.

После шумихи на центральных каналах выступил градоначальник и пообещал, что «художнику за это ничего не будет». Но слова своего не сдержал: задержали, повоспитывали и оштрафовали.

 

Мне кажется, всем будет понятно то, о чем она и какие события затрагивает. Мне было важно сделать акцент на том, что в условиях агрессивной информационной войны роль художника — где-то посередине, на границе между двумя фронтами. Задача сложная — не скатится в агитпроп, а именно отзеркаливать ситуацию. А ситуация в общем — жесткая, по ощущениям — предвоенная. В России это хорошо чувствуется на всех уровнях. Слишком много лапши на ушах по обе стороны баррикад.

 

Нажмите для увеличения

Нажмите для увеличения

Здесь всё понятно без слов.

 

Пушкин – современник. Это не нужно доказывать, это очевидно, когда начинаешь погружаться в его творения. Идея простая, жители двора, в котором находится работа, проявили заинтересованность и поддержали.

 

Серия проектов параллельная реальность  посвящена тому, как интернет реальность входит в наш мир.

 

У нас в Казахстане есть газета «Казахстанская правда», она работает на власть. Если её почитать – то мы одна из самых лучше живущих стран. Я сделал свой вариант обложки этого издания.

 

Зачем вообще ты это делаешь?

Не задаю себе этот вопрос: зачем и почему. Я вижу в стрит-арте возможность диалога с неограниченным количеством самых разных людей. Это намного шире публика чем та, которая ходит по музеям. Здесь всё по честному. Это – раз. Второе – это поиск ответов. Творческий рост. Это большие возможности посмотреть на этот мир с разных сторон. Это настоящее счастье – чувствовать жизнь, адреналин, не сидеть в офисе.

 

Кем/чем вдохновляешься?

Путешествия в одиночку и общение с настоящими друзьями, мотоцикл, ночь, обнаруживание чуда в куче хлама – вот что вдохновляет. А еще – Виктор Цой, Земфира, Дельфин, честные музыканты. Пушкин, Энди Уорхолл. Паша 183, естественно.

 

Какова реакция людей (знакомых, прохожих, СМИ) на твои проекты?

Мощная, без преувеличения. Находясь между официальными СМИ и навязываемыми звездами эстрады – зритель выбирает альтернативную им точку зрения. Абсолютно незнакомые люди пишут в личку слова поддержки и «Так держать!». В этом году я выступил перед большой аудиторией студентов и НПО-шников. Абсолютно разные аудитории. Офигенный контакт! А вот что касается критики в СМИ со стороны чиновников или так называемых деятелей союза художников – это круто, что мне удалось вытащить их наружу.

 

Какое у тебя образование (есть ли художественное) и чем ты занимаешься (как зарабатываешь на жизнь)?

В прошлом году получил диплом архитектора по специальности инженер-проектировщик. Вряд ли я его буду использовать по назначению. А сейчас получаю художественное образование. Нашел сам себе первоклассных педагогов, осваиваю рисунок.

Деньги зарабатываю честно – периодическими коммерческими проектами. Не участвую ни в тендерах, ни в государственных шоу-программах. Привношу в коммерцию идею. Сейчас как раз пришло то время, когда скучная, однообразная коммерция в виде, например, граффити – не актуальна. Бизнесмены стали много ездить по странам и понимать, что бухгалтеру с его художественным видением, например, не стоит вмешиваться в работу художника. Так же, как и художнику – в вопросы сбыта и реализации. От художника требуется эмоции и мастерство.

 

Какие у тебя политические взгляды, отражаешь ли ты их в своих работах?

Взгляды есть. Но тут такая штука – я стараюсь их не навязывать. Я точно не проповедник, не агитатор и не провокатор. Не хочу ломать и разрушать – создавать намного интереснее. Ходить по краю – опаснее, чем воевать на какой-либо стороне за чьи-либо интересы. И, потом, правды нету ни в политике, ни, тем более, в СМИ. Не там надо искать истину в последней инстанции, если ты ее ищешь.
 
 

 

Учитываешь ли ты общественно-политический контекст?

Я не знаю, что это такое. Учитываю расход материалов, место, время, размеры, свои силы. Учитываю мнение куратора. Стараюсь учитывать то, что делали до меня. Учитываю свои соображения, в первую очередь. Это, пожалуй, всё, что я учитываю.

 

Считаешь ли ты, что искусство может изменять окружающую городскую действительность и общество?

Конечно. Это – без вариантов.

 

Сайт художника:
www.pashacas.ru
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal