Buff-antgarde: История одной стены

Весенне-летний день, Москва. Спешу в Артплэй. Грязная курская кишка перекрашивается в единый серый цвет. Стены сразу начинают покрываться тэгами (в основном шныряющего рядом графинчика по имени Маза) и такими надписями, как «Россия без Агутина». Приятнее и интереснее прочего выглядит слово «ХУЙ» в три отсека забора и человеческий рост.

 

Пара дней, и происходит новый неожиданный бафф (прим. — форма закрашивания граффити) — которого за всю зиму не было ни разу. Неожиданный настолько, что я замираю на месте и не знаю, как это понимать. Понимать, что это — чья-то работа-шутка-эксперимент или ЖКХ-правда.

Вроде бы, правда. Хотя, какая разница — стена от этого не изменится.

 

Ещё с зимы в центре Петербурга периодически мною создавались абстрактные работы одной лишь внимательной обводкой слоев, оставленных работниками коммунальных служб. Некоторые превосходили все возможные ожидания — острой композицией, непредсказуемыми образами или ярко проявившимися формами.

Социальный посыл совместной работы художника и города очевиден — уродливые (красивые?) заплатки проявляются ещё резче и привлекают внимание к бездумной работе сотрудников ЖКХ.

И всё равно, Курская стена останавливает и оставляет растерянным.

 

В ту же ночь вновь оказываюсь на месте, вооружённый валиками, битумным лаком, белой водоэмульсионкой, красной эмалью, а также монтанными аэрозолями. Все остальные дела откладываются на потом, их не существует. Стена так завлекает, что под утро случайно становится уличной выставкой.

 

Через несколько дней история продолжается. Нет никакого огорчения от баффа — лишь новое удивление. Стена упрощается и становится более однородной.

 

 

А новые тэги покрывают новый бафф.

tagsonbuffs

 

А новый бафф покрывает новые тэги.

dssfd

 

И снова они странно-стремительно сменяют друг друга.

tags2

tegi

white

 

Красный цвет звучит финальным аккордом, делая стену кричаще авангардной. Но это лишь кульминация.

final

 

Лай Мазы прорывается снова.

DSC_1343

 

Развязка: монолитный серый цвет стирает всё, возвращая историю к началу.

 

На этом и могла закончиться история — если бы не зин Buff-antgarde, который затеял автор этих строк. Журнал об уродливо красивом в городском пространстве, новых формах взаимодействия человека и среды — случайных или осознанных.

Обложка-афиша как раз была создана на Курской стене. После анонса сбора материала в паблике Russian Bomber Style (на всякий случай) в виртуальную редакцию поступило письмо с сообщением о том, что «вы использовали мою работу у себя на картинке». Так мы и нашлись с настоящим автором этого большого проекта Великой Курской стены — Олегом Кузнецовым. Художник тщательно документировал каждый новый этап — именно благодаря этому, вы смогли увидеть подробные панорамы каждого действия.

Далее — слово Олегу, создателю всей этой истории.

«Устав от вырисовывания букв и постоянной попытки придумать новые формы, я перестал рисовать граффити. С каждым окрасом стен или поездов я больше начал замечать баффы. Самым удивительным мне казалось то, насколько рандомно тона и цвета подобраны рабочими при закрашивании тэгов, кусков или надписей типа соль-микс, но выглядело это довольно эстетично. Также можно сравнить некоторые баффы с такими жанрами искусства, как абстрактный экспрессионизм, конструктивизм и минимализм.

Тогда мне пришла идея задавать композицию тэгами на стене, которая после была бы закрашена в абстрактные формы, с разными тонами. Проделав несколько действий с тэгами, рабочие, видимо, просекли фишку, и просто-напросто перестали закрашивать мои надписи. Это и послужило толчком для меня самому стать участником коммунальных служб. После, я уже понял, что закрашивая граффити, создание размера и расположения форм для меня являлось полностью неосознанным. Это меня и увлекло, так как данные действия являются полностью инцидентными для моего восприятия композиции, передо мной стояла задача только выбора цвета. Хотя со временем и к этому вопросу я решил подойти неосознанно, используя генератор цвета. Также приятно быть нетронутым охраной общественного порядка, используя карнавальные методы с жилетом рабочего.

Процесс уничтожения граффити можно назвать провокацией — для некоторых уличных художников он является раздражителем. Быстрый бафф влияет на скорость появления новых тэгов и соответственно форм закрашивания самого граффити».

 

«Используя документацию уничтожения и появления граффити, я пишу холсты, копируя каждый этап нового слоя стены. Самым неизвестным является финальный результат, потому что процесс баффинга может продолжаться бесконечно. Но всё же окончанием работы может послужить только личное чувство законченности работы».

 

 

 

 

 

Осколки / ockolki.tumblr.com.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal