Что не так с Петербургом?

Год назад редактор Партизанинга переехал из Москвы в Петербург, чтобы обучаться в магистратуре Европейского университета. За это время он успел неплохо изучить город и его обитателей и прийти к выводу: Петербургу срочно необходима инъекция городского активизма и самодельной урбанистики. Задавшись вопросом, что не так с городом, и за что в нем можно было бы бороться, Мэйк (он же Антон Польский) нарисовал новую схему для петербургского метрополитена, а также составил список основных, на его взгляд, городских проблем и возможных вариантов их решения.

 


Слава ПТРК / «На дне»

 

Петербургу хоть и сложно соревноваться с Москвой по количеству культурных событий, но он точно может претендовать на звание музейной, туристической и интеллектуальной столицы. Этот город идеально подходит для конференций, философских дебатов, а также встреч между российскими и западно-европейскими деятелями искусства и науки. Однако местная интеллектуально-художественная тусовка кажется больше озабочена судьбами России и борьбой с мировым капитализмом, чем вещами более прозаичными, как их собственный город.

Складывается ощущение, что многие качества города, такие как его культурное наследие, архитектура, географическая и культурная близость к Европе (все те качества, которые всегда рассматривались как его сильные стороны) вдруг оказываются его основными характеристиками, не дающими ему развиваться. Ориентация, например, на Берлин, расцвет которого пришелся на 90-е и ранние 00-е, или многие другие западно-европейские города, переживающие стагнацию, приводит к тому, что опыт самих горожан и их потребности, становятся вторичными по отношению к желанию сделать «все как Европе». Вместо этого стоило бы посмотреть на опыт азиатских, но особенно латиноамериканских городов — именно там в последнее десятилетие происходят самые радикальные эксперименты в области искусства, городского пере-планирования и социальных инноваций. А еще лучше опираться на свой собственный местный опыт, извлекая плоды из своего пограничного положения.

Вместо бесконечного консервирования архитектурных ансамблей, возможно, стоило бы хотя бы немного изменять городскую среду, парки и публичные пространства, делая из холодных имперских монументов места для самореализации и экспериментирования. Местной интеллектуальной тусовке не хватает близости к простым людям, не хватает воли и желания действовать здесь и сейчас. Вместо того, чтобы думать о кровожадном режиме, эпицентром которого является Москва (где параллельно с этим горожане заявили о своем праве на город и стали свидетелями настоящей урбанистической революции за последние 5 лет), может быть стоило бы побороться против, а лучше за что-то в своем собственном городе.

Эта статья — первый шаг к написанию коллективного манифеста нового Петербурга. Все идеи, которые здесь описаны, призваны начать дискуссию, вызвать критику, споры, рождение новых идей, выявить противоречия, провоцировать жителей города признать, что с Петербургом что-то не так, и помыслить каким может и должен стать город в будущем. Мы предлагаем вам высказываться в комментариях и социальных сетях, а также заполнить анкету в конце статьи.

 

Новая схема метро

Метро в Петербурге наверное чуть ли ни самое глубокое в мире, и на постройку новых линий и станций требуется немало времени, сил и, конечно же, денег. Многие города мира идут по пути интеграции разных видов транспорта: метро+трамвай, метро+пригородные поезда, некоторые и вовсе отказываются от метрополитена в пользу более дешевых альтернатив. Идея интеграции метро и электричек — одна из основных идей, которую я хотел отразить в нашей новой схеме.

Для этого вся схема максимально привязана к реальной географии города. Поэтому, в отличие от официальной карты, здесь видно, что центр города — лишь небольшая его часть; видно, в каких частях города нет скоростного транспорта; а главное, наглядно показано, как метрополитен и система пригородных поездов могут дополнять друг друга. Эта схема не претендует на то, чтобы ей ежедневно пользовались все пассажиры подземки, однако она позволяет по-новому посмотреть на транспортную систему города и его географию, сместив акцент с центра на периферию.

 

 

Мы убрали пунктирные строящиеся линии метро и проектируемые станции, которые только отвлекают внимание на официальных схемах. Пассажирам мало дела до станции, которой нельзя будет воспользоваться ни сегодня, ни завтра, ни, судя по всему, через год. В некотором смысле, эта схема может рассматриваться и как призыв к переоценке необходимости строительства новых линий метро в пользу других видов транспорта и общей их интеграции в будущем.

Транспортная политика города фактически формирует иерархию между жителями города, пользующимися метрополитеном, и теми, кто вынужденных приезжать сюда на электропоездах. Но у электричек есть ряд серьезных преимуществ: возможно использование уже существующей инфраструктуры для дальнейшего развития, новые линии значительно дешевле в постройке и эксплуатации, запуск пассажирских перевозок в бывших промзонах позволит вдохнуть новую жизнь в эти районы, соединив разорванные центр и периферию города. Наконец, в отличие от метро, в электричках можно перевозить велосипеды. Все это натолкнуло меня на идею соединения всех линий пригородных поездов и метро новым ж/д кольцом, с задействованием уже существующей инфраструктуры для грузовых перевозок.

 

 

Создание новой железнодорожной кольцевой позволит соединить по периметру большинство линий ж/д и метро, сделает бывшие промзоны более доступными для людей, а следовательно более притягательными для их нового переиспользования. Наконец, создание новой инфраструктуры свяжет многие отрезанные части города и разгрузит метро. По периметру новой кольцевой можно было бы разместить перехватывающие парковки и пункты муниципального велопроката. И конечно же этот проект стоил бы значительно меньше, чем строительство кольца метрополитена. Из этого вытекла еще одна (возможно, совсем утопичная) идея.

 

Нева разрывает город на две части, как бы подчеркивая его пограничный статус окна в Европу. Для лучшей связанности и интеграции двух направлений пригородных поездов — в сторону Москвы и Хельсинки — параллельно красной линии можно сделать туннель, соединяющий два главных вокзала города. В районе площади Восстания, которая также могла бы стать более удобным для горожан местом, под землей мог бы находиться один большой — новый центральный вокзал города.

 

 

Анти-автомобилизм

Город захвачен автомобилями. Редкие места в центре, по которым действительно удобно кататься на скейте или просто гулять — это улицы Рубинштейна, Маяковского, Фурштадская. Ширина тротуаров на Невском, Литейном, Садовой — просто смешная, и явно требует сокращения полос для автомобилей, расширения пешеходных зон и появления полос для немоторизированного транспорта.

 


Джип-хам на Рубинштейна

 

Городу необходимы пешеходные зоны, параллели для перегруженного Невского. Одна из центральных улиц с насыщенной ночной жизнью — улица Жуковского — выглядит сегодня просто ужасно: в общей сложности, четыре ряда запаркованных автомобилей, узкий неуютный тротуар, отсутствие скамеек и зелени. Улица Садовая, из названия и расположения которой следует, что она должна быть зеленой пешеходной артерией города, сегодня выглядит печально; по её узким тротуарам даже не во время пика туристического сезона бывает очень сложно протолкнуться, в то время как два ее ряда отданы для тупо стоящих железных колымаг, место для которых должно быть определено перехватывающими парковками за пределами исторического центра города.

Приоритет в городе явно отдан автомобилям. И самое печальное, что сами пешеходы с этим согласны. В этой ситуации наивно полагать, что какие-либо изменения могут быть начаты сверху. Еще наивнее винить в этом федеральные и местные власти, если сами горожане не готовы ничего сделать для того, чтобы что-то поменять. Для решения этой и многих других задач необходима мобилизация горожан, интерес местной прессы и конкретный план действий. Городу необходима альтернативная повестка, ген-план, в создании которого примут участие сами горожане, независимые эксперты и местные активисты.

 

Обобществление города

Любовь горожан к Петербургу — странная вещь. Для них это реликвия, музей, который они охраняют от изменений. Вместе с этим, если с городом что-то не так, для каждого находится уютная ниша, в которой можно укрыться.

Город кишит субкультурами и наполнен самыми разными полу-публичными, частными и самыми интимными местами почти для каждого, но он лишен действительно общественной жизни и по-настоящему открытых общественных мест. В нем отчаянно не хватает удобных пешеходных улиц, зелени, некоторого хаоса, приземленности и неупорядоченности, которые смогут быть колонизированы горожанами. В городе не хватает мест, вроде старого Летнего сада, в который можно было просто прийти в книгой. В то время как реконструированный Летний сад — это очередной музей, по которому можно пройтись с фотоаппаратом, но в котором невозможно жить и переопределять его функции своим в нём бытованием. На нем висит табличка «Руками не трогать».

 

 

Марсово поле — чуть ли ни единственное подобное открытое пространство, где есть место спонтанности. Городу нужно больше таких открытых, нерегламентированных, немузейных островков свободы, жизни и непринужденного общения. Подобным местом могли бы стать ступени вокруг прекрасного Казанского собора, которые преступно отобраны у горожан, расположенными по периметру здания оградами.

На недавнем фестивале паблик-арта «Критическая масса» архитекторы и местные жители создали новые удобные и живые объекты из досок и подручных материалов. В одну из ночей, спустя буквально неделю, все эти объекты были ликвидированы. Руководства парков, города и, видимо, многие горожане считают, что это город-музей, в котором все должно оставаться так, как было 300 лет назад. Здесь нет места инновациям, спонтанности, хаусу, жизни.

 

Анти-туризм

Весь теплый сезон центр города не принадлежит его жителям. По оскорбляюще узким тротуарам Невского и Литейного просто невозможно пройти. Толпы туристов с фотоаппаратами для Петербурга — эта как нефть для нашей страны. Похоже, что на эту туристическую иглу скоро будет подсажен весь город и вся его экономика. И эту установку необходимо поставить под вопрос.

 

Послание туристам в Барселоне. Фото: Marta Ballesta

 

Да, туризм привлекает деньги в бюджет города, позволяет местным студенткам подрабатывать официантами и экскурсоводами. Однако именно это не позволяет городу меняться, жить и развиваться. Все его пространства из мест жизни превращаются в товар на продажу. В приоритете должны находиться интересы местных жителей, а не тех, кто приехал сюда на несколько дней набухаться на Думской, переспать с секс-работницей и сходить в Эрмитаж.

Идея сопротивления глобальному туризму относительно нова, однако гуляя летом по Петербургу, становится очевидно, что она может быть здесь очень и очень актуальна. Этот вопрос требует обсуждения, а также изучения опыта таких городов, как, например, Барселона или Портленд, которые, как и Петербург, страдают от чрезмерных потоков туристов.

 

 

Конечно это рождает вопрос: а в чем альтернатива? Это хорошая тема для обсуждения, особенно на примере следующего пункта.

 

Проституция vs. секс-работа

Первое, что ты видишь, когда приезжаешь в «культурную столицу» это реклама «Отдыха 24 часа». Передвигаясь по городу, пешеход видит сотни трафаретов и объявлений с предложениями от «Даш», «Оль» и «Сонь». Все это создает ощущение, что женское тело это такой же товар, как и койка в хостеле, таможенный конфискат, обувь по скидке, или «спайсуха». Не знаю как вас, но меня это удивляет и удручает: одновременно и потому, что город изуродован несанкционированной рекламой, и потому, что эта реклама сообщает о тысячах девушек, зарабатывающих на жизнь в угнетенном, нелегальном положении.

Вокруг вопроса о проституции существует масса бытовых стереотипов. Но основными экспертами по этому вопросу являются различные феминистские организации и отдельные социологи. В рамках моей учебы в Европейском университете я решил провести свое небольшое исследование дискурса вокруг проституции. Для меня было важно выяснить, кто и каким образом формирует поле знания вокруг этого вопроса и какие предлагает решения.

 

Переделанные объявления с именами секс-работниц. Экспонат в выставки «А где же любовь?»

 

В процессе интервьюирования, изучения литературы и результатов исследований, я выяснил, что в продвинутой интеллектуально-феминистской среде существуют два полюса, между которыми уже многие годы ведется борьба. Согласно первой точке зрения, проституция является обычной работой, это выбор женщины (или мужчины), и гражданское общество должно бороться за то, чтобы секс-работа лишилась своей стигмы, а сами занятые секс-работницы (и работники) получили свои права — на безопасную работу и защищенность законом.

Согласно другой версии, проституция это самая яркая и унизительная форма эксплуатации в капиталистическом патриархатном обществе. И легализация (или даже декриминализация) проституции это принятие этого неравноправия и насилия со стороны общества. Сторонники обоих подходов достаточно убедительно аргументируют свои точки зрения — теорией, исследованиями, ссылаются на иностранный опыт.

Так или иначе, вопрос о проституции часто рассматривается как нечто экзотическое, пикантное или девиантное, что-то, что не должно касаться добропорядочных горожан. Но это не так. Ситуация с проституцией в Петербурге — это одна из самых важных и даже центральных тем, в которой замешано многое: и (секс-)туризм, и взаимоотношение центра-периферии, и капиталистические отношения, эксплуатация, взаимоотношение между полами. Жители города не должны игнорировать или занимать удобную для них позицию, с которой легко будет жить своей жизнью. Должны ли мы принимать то, что наше общество построено на унижении и эксплуатации, или мы можем помыслить другое, лучшее общество и город, в котором хотим жить?

 

Анкета

Поднятые выше вопросы — это лишь набросок плана большой работы, которую жители города должны проделать сообща. Каждый из пунктов требует, как минимум, отдельного исследования, подробного поста, общегородской инициативы.

Каждый житель города, не важно дворник ли он из Узбекистана или иногородний студент, живущие здесь лишь второй год, или коренной ленинградец, имеет свой взгляд на город и определенное на него право. И его голос, как минимум, должен быть услышан. Мы предлагаем высказать свое мнение в комментариях к посту здесь, в социальных сетях, обсудить с друзьями, на форумах, на улицах и площадях города. Петербургу необходима революция. Но на этот раз не политическая, а культурная и городская.

Для начала мы предлагаем заполнить эту анкету, чтобы выразить свое мнение относительно прочитанного, а также написать, что именно и как можно и нужно делать с Петербургом, чтобы он стал еще более интересным и удобным городом.

 

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal