Новые нескучные: Zoa Art

В очередном выпуске «Новые нескучные» — художница из Санкт-Петербурга, работающая под псевдонимом Zoa Art. Многие работы Зои посвящены темам насилия и эмансипации, а её ответы подкупают своей искренностью и смелостью быть другой среди других.

 

 

Под каким именем/никнеймом ты работаешь?

Зоя или Zoa art — история имени такова, что некогда на один из моих постеров наклеили объявление «Познакомлюсь с мужчиной. Зоя». Так и было решено взять этот псевдоним.

 

Когда ты начала делать искусство на улицах и как ты к этому пришла?

Пять лет назад я начала заниматься уличным искусством. Меня вдохновили увиденные работы в интернете, я решила попробовать тоже. Честно говоря, я не знала, чем хочу заниматься. Я только съехала от родителей, и у меня появилась возможность начать жить для себя, появилось своё пространство. Я открыла, что можно рисовать, что это не стыдно, и не плохо. В семье мне вообще запрещали это. Поэтому, наверное, хотелось очень «громко» рисовать, чтобы все увидели, назло. «Вы меня ругали, а теперь-то я отомщу» — так я чувствовала. Ещё я оказалась в оппозиционном сообществе, там я научилась делать трафареты, и долгое время занималась стрит-арт агитацией.

 

Опиши, пожалуйста, свои любимые проекты.

Сложно так взять и выбрать несколько работ. Как-будто признаться, что одних детей я люблю больше, чем других. Я интуитивно придумываю и делаю, придумываю и делаю. У меня нет никакой особой генеральной линии или даже логики. Много работ делалось к какой-нибудь дате, например, ко дню снятия блокады. Я делала тогда постер в виде женщины с ведром около колодца, из которого в блокаду набирали воду.

 

 

Хотелось вернуть трагизм и ужас этой истории...

 

Или, например, выборы, протестные акции 2012-го года. Я рисовала Ленина, которого принимают менты, чтобы вернуть Ленину его революционность. Изображала персонажа — Зою, которая прячется от омоновца. Есть работы в поддержку политзаключенных.

Также серия феминистских работ о домашнем насилии и про проституцию. Я делала иллюстративные работы по роману Куприна «Яма». Очень странно, что героини вроде Сони Мармеладовой воспринимаются как жертвы обстоятельств, а про женщин, вовлечённых в проституцию в наше время, бытует мнение, что как-будто у них есть выбор.

Я делала работы, связанные с историческими местами. Например, около места дуэли Пушкина была сделана большая надпись «Я что Пушкин стреляться из-за тебя». Или, например, я делала постеры в виде элементов классического архитектурного декора на панельных хрущовках.

 

 

Конечно, я практиковала изготовление острополитичные работ: про РПЦ, про Pussy Riot или про ополченцев ДНР. Есть также лиричные работы — по мотивам истории семьи, или просто девушка на самокате или котик.

 

 

Мои картинки бывают и серьёзными, и злыми, и добрыми, и саркастическими, и издевательскими, и провокативными, и милыми. У меня нет никакой системы, я просто иду по улице, и мне приходит идея, и я решаю её воплотить, или листаю фотоальбом и вдруг понимаю, что моему дедушке пошла бы голова Иосифа Виссарионовича. Иногда идеи витают в воздухе, я просто первая успеваю их ухватить и присвоить.

 

 

Зачем вообще ты это делаешь?

Чтобы возрождать русскую культуру, конечно же!
Чтобы не сойти с ума.
Чтобы бороться с патриархатом.

Все мои предположения по поводу того, зачем я это делаю — несостоятельны. Я могу что угодно себе воображать своим больным рассудком, а на самом деле всё совсем не так. Я делала некоторые работы, после которых меня находили разные люди, активисты, и мы потом делали совместные проекты. Например, я пошла на митинг, чтобы там мне встретился человек, который в последствии станет хорошим другом. Хотя изначально я шла туда совсем с другими целями. Я делаю стрит-арт по внутреннему интуитивному побуждению. И всё. Я не могу предвидеть, к чему это приведёт. Иногда получаю отзывы от других женщин в духе «а я-то думала я одна такая» — оказывается, что в моих работах кто-то увидел поддержку, и это и была настоящая цель. Мне и не обязательно знать об этом.

 

 

Когда я иногда жалуюсь, что я что-то не так делаю, или что не туда пришла, и не в то время, один знакомый говорит «ты пришла во столько, во сколько надо, и туда, куда надо». Это не моё дело думать, зачем всё. Пока вселенной нужно, чтобы я делала стрит-арт, я буду это делать. В конце концов, пока мне не вырывают руки и не выкалывают глаза, я делаю всё правильно. Главное — не насиловать себя, а наоборот, получать удовольствие от работы.

Я думаю, заниматься творчеством лучше чем просто проживать жизнь в ожидании выходных, отпуска или пенсии.

 


Кем/чем ты вдохновляешься?

Кучей всего. Жизнью, политикой, музыкой, людьми, искусством, архитектурой, литературой, природой. Трагические события. Мои собственные чувства...

 

 

В последнее время вот я стала больше ощущать всяких чувств, много плачу, и радуюсь, чувствую горе и нежность. И страх, и гнев, и любовь. И благодарность. Кажется мир стал более благосклонен ко мне. Изнутри много всякого невысказанного, ненарисованного, недодуманного. Вроде бы я больше не хочу мстить, или спасать...

 

Какова реакция людей (знакомых, прохожих, СМИ) на твои проекты?

Люди разные, и отзывы разные. Раньше было обидно, теперь всё равно.

Одна и та же работа кому-то нравится, а кому то это фу-фу-фу. Зависит от позиции наблюдателя. Про серию работ о проституции как-то вышла прям статья на каком то сайте, они даже мне звонили. Я могу судить только по репостам да комментам с лайками. Некоторые прохожие обдирают работы. Некоторые фотографируют.

 

 

Какое у тебя образование (есть ли художественное) и чем ты занимаешься (как зарабатываешь на жизнь)?

У меня высшее архитектурное образование. Я работала архитектором около семи лет. Сейчас это открытий вопрос, у меня много травм и негативного опыта, связанного с жизнью в офисе. Последние несколько месяцев я работала фрилансером, но это оказалось нелучше. Я не умею себя продвигать и рекламировать. Нацелилась на поиски новой работы. Вот не знаю, чем это кончится, смогу ли побороть свою социфобию. К тому же я трудоголик, а капиталюгам только это и надо. Хотелось бы уметь себя защищать в рабочих отношениях.

 

Какие у тебя политические взгляды, отражаешь ли ты их в своих работах?

Конечно. Я за процветание России!

Близки идеи демократического социализма и радикального феминизма. Я за то чтобы государство было максимально мягким по отношению к своим гражданам, и отстаивало себя во внешней политике. Со вторым у нас нынче всё налаживается, но наше правительство и президент могли бы свою прыть направить больше вовнутрь, на улучшение жизни граждан, а не только Чечни там или Крыма.

 

Учитываешь ли ты общественно-политический контекст?

Общественно-политический контекст это такая шиза нынче, что, по-моему, туда уже не надо ничего привносить. Тут такое дело, что скоро и радугу запретят. Конечно, иногда я делаю что-то на злобу дня. Но в последнее время не слежу особенно, и если честно, не особо понимаю, что происходит.

Для кого-то и простые каляки-маляки невъебенно политичны, а для кого то и «Война» — просто художники. Я не разбираюсь в этом. Иногда я думаю себе что-нибудь, а потом оказывается, что это не одобряется в том сообществе, в котором я в текущий момент нахожусь. И я уже скрываю свои взгляды и свои работы. Так я предаю себя.

 

 

Я боюсь травли. Здесь я молодец, что я за угнетённых капитализмом наёмных рабочих, а шаг в сторону феминизма, это уже какая-то ерунда. Или наоборот — про феминизм, насилие над женщинами и про патриахат, рабство и проституцию это классно, а вот войну и «ватнические» настроения мне не простят.

Внутри не хватает пока какой-то силы, чтобы перестать пытаться всем нравиться, врать и претворяться. Но я работаю над этим!

 

Считаешь ли ты, что искусство может изменять окружающую городскую действительность и общество?

Конечно. Но вообще мне всё равно. Это не моё дело. Я не украшаю, и не улучшаю городскую среду. Раньше хотелось спасать мир. Энтузиазма хватило ненадолго. Теперь я понимаю, что сначала нужно спасать себя, потом мир.

Я вижу как официозные граффити подстёгивают бытовой патриотизм в населении. Но можно ли их назвать искусством? Раньше я занималась активизмом и, казалось, что я бьюсь головой о стену. Потом отошла, и смотрю, вроде феминизм уже не такое уж и ругательство, и многие женщины поняли, что это про них, и т.д. И уже вроде как неприлично говорить «тёлочка», и вести себя как мудак хотя бы на людях и в офисе. Люди вовлекаются, для кого-то я оказалась вдохновителем и примером. Это здорово! Но это просто побочный эффект того, что я перестала бежать сломя голову и размахивать флагом, а начала больше заботиться о себе и делиться своей болью и своим опытом.

 

 

Страница Zoa Art: vk.com/zoa_art

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal