Парамоновские склады

Когда-то давно это были действующие склады для хранения зерна, в которых, благодаря использованию подземных вод, круглогодично поддерживалась одна и та же температура. В советское время склады были заброшены, горели. А уже в 90-е были превращены местными жителями в одно из самых невероятных, душевных и уникальных публичных пространств — общественную купальню с чистейшей водой посреди невероятно красивых промышленных руин в центре Ростова-на-Дону.

 

Фото: Павел Пелевин

 

Я попал сюда впервые летом 2013-го года со своим сыном Эриком, и мы сразу влюбились в это место. Здесь гармонично соединились природа (источник теплой чистой воды, благодаря которой здесь всегда было зелено — даже зимой), архитектурное наследие (сами по себе руины прекрасны) и, наконец, люди (которые действительно любили это, по сути, созданное ими самими никем не регламентируемое место). Чтобы прочувствовать атмосферу стоит посмотреть подборку фотографий на Strana.ru. А также почитать подробнее об истории памятника (с большим количеством архивных изображений) в блоге Urban Exploration.

Однако ничто не вечно, и в прошлом году у складов нарисовался инвестор, летом спилили все деревья, а зимой бульдозером выдрали плиты, спустив воду из купальни. Общественность пыталась остановить снос и добиться сохранения памятника и купальни. Я отправился в Ростов посмотреть своими глазами, что происходит с некогда самым волшебным и невероятным местом, где я когда-либо бывал.

 

 

С холма открывается вид на Дон и строящийся на обратной его стороне футбольный стадион, на котором, по всей видимости, через пару лет будет проходить чемпионат мира по футболу. Холм облюбован учащимися близлежащей морской академии (или что-то в этом духе), а также местной детворой грустно смотрящей вниз на забор вокруг складов, в котором уже появились дыры.

 

 

«Ничто не вечно» — гласит надпись на заборе.

 

 

Люди пролезают через дыру и обреченно смотрят на то, что осталось от главной неофициальной достопримечательности города. Некоторые не были здесь раньше, и старожилы рассказывают им о том, каково тут было.

 

 

Со стен и проёмов окон детвора, рискуя сорваться на камни, прыгала в чистую родниковую воду. Приходили сюда самые разные люди, летом и зимой.

 

 

Сейчас о том, что и как здесь было напоминает лишь привязанная к деревянной балке тарзанка. Летом 2013-го я, пытаясь залезть на эту балку, грохнулся в воду. Шлепнувшись о гладь воды я тогда сломал свою только что купленную водонепроницаемую камеру — в неё залилась вода и кадров не сохранилось.

Сейчас весь песок вымыло, и дно бывшей купальни завалено каким-то мусором. Надпись, призывающая горожан беречь это место, закрашена красной краской.

 

 

Снизу к складам не подобраться, их окружает забор с запрещающими надписями, в котором пока еще не проделаны дыры.

 

 

Напротив складов находится какой-то интересный самострой. В нём живет некий кавказский мужчина пенсионного возраста, с которым я общался прошлым летом. Тогда мы с горечью наблюдали процесс спиливания деревьев вокруг складов. Он рассказывал о своих воспоминаниях, а также об архитектурных особенностях складов.

По его словам, кирпичная кладка особенно интересна, он показывал пальцем и что-то мне объяснял. Что именно будет со складами он не знал, как и не знают все мои собеседники сейчас.

За этим домиком развивается флаг на ротонде — это и есть то самое морское учебное заведение, учащиеся которой в огромном количестве с сигаретами во ртах и льющимися из них бранными словами оккупируют окрестности и руины Парамон.

Со стороны набережной находится единственный сохранившийся и до сих пор функционирующий по назначению фрагмент складов. Над ним реет советский флаг. Мужики говорят, что не знают, что будет со складами. Из пяти отсеков здания, которое они занимают, у трех крыша уже рухнула. В оставшихся двух хранятся лавки с набережной и какие-то другие подобные вещи. В соседней будке работяги так же не знают, что будет со складами, но перелезать через забор делать фотографии не велят.

 

 

По лестнице, ведущей с набережной мимо складов, я поднимаюсь в город — на улицу Чехова.

 

 

Сама эта улица находится посреди, пожалуй, самого уютного района города. Парамоновские склады были жемчужиной этого уголка.

 

 

Впрочем жизнь продолжается, здесь так же играют дети, на солнце греются коты и кошки, люди идут по своим делам, весна, что называется, входит в свои права.

 

 

Мужчина лет под 50 арендовал эту будку по ремонту обуви. Он говорит, что собирается её покрасить и обновить; я отговариваю, говорю, что будка прекрасна и живописна, в ней сохранён какой-то дух старого города.

 

 

По соседству, с видом на Дом, находится потрясающий дом: все двери его квартир выходят на балконы с внутренним двором и живописной лестницей. Соседки-старушки переговариваются друг с другом с разных этажей. Вся эта архитектурная композиция формирует очень интересное социальное пространство. Войти во двор можно как со стороны гаражей, так и через дверь парадной.

 

 

Как и во всех других городах, в Ростове существует проблема парковки. Жители домов вынуждены придумывать красноречивые послания автовладельцам, предупреждая их от парковки в неположенных местах.

 

 

Постепенно старый город разрушается, и на месте его растут высотные панельные постройки, впрочем в этой части города все еще царит какая-то уникальная атмосфера, в целом присущая центру Ростова.

 

 

В разговорах местные жители надеются на то, что Парамоны будут сохранены. Якобы достигнуто соглашение по сохранения купален. В интернете циркулирует эскиз местных архитекторов по реконструкции с учетом мнения горожан. Портал DonNews рассказывает об этом проекте, впрочем тут же подчеркивает, что инвестор эту идею не поддержал.

 

 

Будущее Парамоновских складов туманно. Мы будем следить за их судьбой и, по возможности, участвовать в кампании по сохранению купален и, в целом, архитектурного наследия Ростова, который мы очень любим.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal