Письмо о прекращении сотрудничества с Домом Культуры «Делай Сам/а» (ДК|ДС)

Являясь группой организаторов активистского фестиваля «Делай Сам» на протяжении 6 лет, мы выступаем составителями этого открытого письма. Вынуждены признать, что сегодня в отношениях всего сообщества, задействованного в проведении фестивалей, произошел раскол, а нынешний проект (ДК|ДС), ставший продолжением нашей коллективной работы, лежит далеко от заявленных ранее принципов. На наш взгляд, то, что происходит сегодня в ДК, является не иначе, как интерпретацией коллективной идеи в своих целях, институционализацией активизма, пренебрежением дружескими отношениями в пользу корпоративизации площадки. Ниже публикуем письмо с комментариями некоторых участников.

 

* * *

 

Открытое письмо

В январе исполнился ровно год с момента принятия группой организаторов «Делай Сам» решения о запуске комьюнити-центра «ДК|ДС» (Дом Культуры «Делай Сам/а).

За этот год коллективными усилиями было сделано много позитивного, особенно, по вопросам организации постоянной работы публичной площадки и ее материального обеспечения, проведено множество семинаров, лекций, дискуссий, выставок и вечеринок. ДК открылся 6-м «Делай Саммитом», который впервые прошел на «своей» территории. Нами много сделано для укрепления художественно-активисткой дружбы и взаимопонимания между людьми из разных социальных и профессиональных сред.

 

 

За последние полгода, к большому сожалению, в команде возникли разногласия. Решение Марийки Семененко и Дарьи Федотовой, в силу разных обстоятельств получивших контроль над площадкой, о монетизации и институционализации ДК, нам представляется необдуманным. Финансовый вопрос и, в особенности, возможность самоокупаемости, безусловно, важны — их необходимо решать в рабочем порядке. Озадачивает неготовность и нежелание формального руководства идти на компромиссы и вместе двигаться к поиску альтернативных решений.

Вначале рабочая группа ДК состояла из участников Делай Сама разных лет. Ключевые решения по поводу функционирования пространства принимались коллективно методом консенсуса. Со временем часть команды ушла из рабочей группы. Выход участников был вынужденным и связан с пренебрежительным к ним отношением ядра коллектива, занимающегося поиском и привлечением ресурсов для ДК. В итоге, люди без таких компетенций, лишились реального права голоса и возможности влиять на ситуацию.

Для нас важно, чтобы вопросы финансирования не отодвигали на второй план саму идею DIY-активизма и ДК как места концентрированного производства солидарности — деятельного сочувствия разным мнениям и судьбам. Стоит учитывать, что не у всех художников или активистов есть возможность на полное включение в работу ДК, но от этого они не становятся менее значимыми, чем те, у кого такие возможности есть (оклад в ДК, квартира в Москве, навык поиска денежных средств). Освободительная солидарность лежит вне институции и ее противостоянии новым формам контроля.

Стараниями обновленной команды, движение Делай Сам превратилось в организованное учреждение с определенной дисциплиной, правилами поведения «настоящего активиста» и установленной иерархией власти, во главе с Марийкой и Дарьей.

Мы не сомневаемся в их профессиональных менеджерских качествах, но уверены, что именно менеджерский подход распространившийся не только на поиск грантов и получение ресурсов, но и на содержание проекта и отношение к другим участникам команды привел к созданию крайне непродуктивной атмосферы. В отношениях менеджерского состава ДК с отдельными участками выросло напряжение, приведшее к постепенному выходу части команды из проекта по идеологическим, а также личным соображениям, суть которых мы здесь опустим.

Мы оставляем за собой право прекращения сотрудничества с ДК|ДС с вытекающими отсюда последствиями.

С уважением и надеждой на взаимопонимание.

 

Команда Делай Сама:

Мэйк
Игорь Поносов
Дима Заец
Коля Спесивцев
Дина Жук
Ксюша Сонная
Ульяна Быченкова
Галя Ларина

 

* * *

 

Комментарии

В дополнение к письму прилагаем отдельные комментарии некоторых из участников команды. Орфография и стиль сохранены.

 

Дина Жук

художница, участница группировки eeefff

Для меня самая печальная ситуация в том, что ДК стал местом не объединения, а разъединения тусовки. Произошло это не сразу. Происходило постепенно и как-то даже незаметно. Казалось, что это естественно. Но по поводу всех ребят, которые «отваливались», почему-то ходили плохие слухи в ДК: слился, не знает, что такое ответственность, уехала, бросил нас, не так все понимала, делала фигню.

Я часто начала уезжать по делам из Москвы. Но каждый раз по приезду всегда бежала в ДК что-то делать, то покрасить, то организовать что-то, то помочь кому-то с событиями, то пофотографировать, то поснимать видео, то текст для заявки прислать, то подменить в кафе, то смонтировать ролик. И вдруг, совершенно неожиданно для себя, от нескольких разных людей, я слышу не то, чтобы что-то неприятное, нет, слышу вещи, которые откровенно «поносят» меня. Вещи, которых я даже не делала и никогда не говорила.

 

«Пришла и моя очередь», — мелькнуло в голове.

 

Я долго ищу проблему в себе. Думаю, что не так. Что я могу сделать. Прихожу в ДК. Ищу поддержку. И встречаю то удивленный взгляд («Как после такого она вообще смогла сюда придти? Она же полное говно»), то просто кто-то из, как мне казалось, моих друзей, холодно здоровается. «Чтооооо?», — кричу я внутри. Вот я и стала той, о ком так часто слышала что-то ужасное.

Я продолжаю копаться в себе и думать, что я не такая. Параллельно организовываю выставку друзей, ищу технику, приглашаю всех, рассказываю об отличном месте ДК, о вечеринке. Приглашаю и думаю о том, что ничего так не сплочает, как совместная тусовка и танцы. Открытие. Новые знакомства. Люди. Люди. Но... из всей рабочей группы ДК пришел только один человек. Один. Расстраиваюсь. Но думаю, что все устали, все вкалывают в ДК как ненормальные. Все выжатые как лимоны. Можно понять. Пусть отдохнут.

Оклада в ДК у меня нет. На рабочем собрании пыталась поднять этот вопрос раньше, что очень тяжело и что я могла бы больше отдаваться ДК, если бы мы как-то решили вопрос об окладах в ДК, по какому принципу и кто их получает. На то время оклад получали только двое из всего состава, что позволяло им, конечно, проводить в ДК значительно больше времени. «Странно получается, что ДК много времени могут уделять москвичи или люди с квартирами в Москве, те, у кого всегда есть крыша над головой». Пытаюсь про это разговаривать, пытаюсь сказать о том, что не у всех есть столько ресурсов. Но, кажется, меня никто не услышал тогда.

После долгих раздумий, решаю, что напряжение в моем частом отсутствии в Москве. Думаю, что я плохая и что все меня ненавидят из-за того, что я чаще, чем другие, уезжаю. Решаю написать в ДК о выходе из рабочей группы из-за частых разъездов. Думаю, что это приведет отношения в норму, спадет напряжение и я просто продолжу делать в ДК то, что я делала.

Но нет. Взгляды еще хуже. Атмосфера в ДК относительно меня такая, что жить не хочется. Доходят слухи о том, что раз написала такое письмо, больше не появится в ДК. Некоторые из моих старых друзей перестают со мной общаться. Не здороваются даже. Но почему слухи? Почему не разговор со мной лично? Это убивает. Делать что-то в таком состоянии практически невозможно. Все еще копаюсь в себе и не знаю, что делать. Атмосфера в ДК становится все грустнее и невыносимее. Подумала, что мне там точно не рады и что я приношу одни расстройства. Пыталась про это поговорить с отдельными людьми, найти проблему в себе, разобраться. Ничего не вышло. «Зачем мне навязываться?» На письмо никто так и не ответил.

Однажды случайным образом я оказалась в компании людей, которые тоже были в тусовке изначально. И о которых я слышала очень много «говна». Кто-то задал вопрос о том, почему я ушла из ДК. Мне не очень хотелось про это говорить, т.к. я все еще копалась в мыслях в этой ситуации. Ничего толком не сказала. Совершенно неожиданно для себя, в ответ, я услышала историю от одного из «плохих». Потом заговорила еще одна. И еще, и еще. И история эта была один в один моей.

 

MrClon

ИТ-специалист, активно участвовал в техническом оснащении фестивалей
на протяжении нескольких лет, а так же на начальном этапе запуска ДК|ДС.

При всём моём недовольстве событиями вокруг ДК я не могу согласиться с текстом письма, не могу я и возразить ему. Письмо крутится вокруг вопроса поиска ресурсов для ДК, в моей-же памяти не отложились какие-то особые драмы по этому поводу. Возможно из-за того, что я изначально оставаясь в своей технической нише не лез в вопрос получения ресурсов (стараясь лишь минимизировать траты, порой неудачно). Или-же от того что я ушёл из ДК до того как эти вопросы обострились до того уровня когда их невозможно не замечать.

 

Я ушёл из ДК из-за отрицательного баланса плюсов и минусов пребывания в ДК, и из-за исчерпания моих внутренних резервов, компенсировавших этот дисбаланс.

 

По сути ДК был для меня работой, при-чём работой трудной и нервной, из числа тех, на которых люди остаются либо из-за очень большой зарплаты, либо из-за полного отсутствия альтернатив. Плюс полное отсутствие зарплаты (более того, необходимость тратить свои материальные ресурсы), давящее чувство долга и коллектив который со временем становится всё менее дружелюбным (последние два пункта можно натянуть на «выживание неугодных»). Добавьте сюда несогласие со, скажем так, коллективным мнением ДС-тусовки по ряду мировоззренческих вопросов, которое не делает прибывание в этой тусовке более приятным.

В общем-то такими были все ДелайСаммиты и ДелайФильмы в которых я плотно участвовал, но ДС и ДФ это максимум пара месяцев активной работы, а ДК это полгода без какой-либо перспективы хэпиэнда. Это как ремонт, который согласно афоризму нельзя закончить, можно лишь прервать. Вот я и прервал. Жалею о потраченном времени, материальных и душевных ресурсах, о разрушении хороших отношений, о возможностях от которых я отказался из за работы в ДК. Думаю проблема вот в чём: мы не учли что для долгоиграющей затеи вроде ДК понадобится ощутимо больше ресурсов чем для чего-то вроде ДС и ДФ. и речь не о очевидных вещах вроде аренды. Если-бы у нас было достаточно много (это некоторая виртуальная величина) мы могли-бы решать проблемы деньгами (как это принято в бизнесе), без надрывов и прыжков грудью на амбразуру. Если-бы у нас было достаточно много волонтёров мы могли-бы решать как минимум многие проблемы их силами, ну смогли-бы конвертировать их в материальные ресурсы собрав с каждого по косарику (:

В конце концов если-бы мы обладали достаточными душевными ресурсами, если-бы мы были исполинами духа, крепкими орешками способными, ради достижения Цели, превозмогать сколь угодно долго… Мы могли-бы превозмогать до сих пор. Но мы не Родшильды, не герои-подвижники, у нас нет толпы преданных последователей. Так-что история которая не могла закончиться хорошо, хорошо и не закончилась. Когда мы начинали работать над ДК я предполагал что всё кончится тем что у нас закончатся деньги на аренду. Оказалось что терпение закончилось раньше. Я готов участвовать в каких-то проектах тусовки ДС (не ДК), но в другом формате: либо в гораздо меньшем объёме, либо на коммерческой основе, либо (если выгорит с трудоустройством) больше в материальном плане чем руками.

 

Галя Ларина

художница, организаторка проекта «Переработка» в ДК

Мне посчастливилось влететь со всех ног в команду ДС сразу после защиты диплома. Сил — океан, дел и желаний  горы, а тут возводят из ничто Дом Культуры для людей, идей, движений, мнений… Конечно, мне захотелось бросить всю себя на поддержку и создание такого прекрасного. День за днём и вот уже 6-й Делай Саммит и открытие проекта «Переработка», а чем дальше, тем больше! Больше невероятно вдохновляющих людей, возможностей и работы. И больше душевной привязанности к тем, кто был рядом в ДК. Я именовала таких людей друзьями и искренне любила, по сути, таких незнакомых, но таких близких по духу. И вот как раз это была моя ошибка, потому что когда стали появляться серьёзные вопросы, а в этом мире такими называют денежные вопросы, вся постоянная рабочая группа стала суровее и холоднее, и ощущение друзей потихоньку размывалось.

Казалось, что это нервы и общее напряжение скоро спадёт, но каждый конец месяца разговаривать друг с другом становилось невыносимо. Всё просто свелось к отношениям «коллег», а не друзей. И это был крах. Идейный разлом. Переворот души. Теперь ты ощущал себя не частью, а приходящим работником, где единственные разговоры сводились к деньгам.

Будьте аккуратнее, «сердце» это очень хрупкое место.

 

 

Коля Спесивцев

художник, участник группировки eeefff

Привлечение новых людей в ДК, поддержка техники в рабочем состоянии, организация выставок и вечеринок, дежурства на коммерческих мероприятиях, съемки видео и производство изображений — всего этого было недостаточно, чтобы не чувствовать себя дискриминированным по количеству ресурсов, которое я могу вложить в ДК. Почему-то оказывалось, что подобного рода работа воспринимается частью команды как второстепенная по отношению к управленческим задачам по поддержанию пространства на плаву. Из-за напряженной ситуации внутри коллектива не получалось обсудить мучивший меня вопрос: ведь в таком случае мы работаем над содержанием пустого помещения.

 

Для меня в команде ДК была важна в первую очередь солидарность и дружба, когда мы все, объединившись, помогаем друг другу делать новые, неожиданные для Москвы вещи. Но императив равного вклада ресурсов начал косить участников рабочей группы как чума.

 

Из-за отсутствия пространства для диалога внутри рабочей группы внутренние процессы все больше напоминали внутрикорпоративные. Экспериментаторство оказывалось вне закона, был введен негласный запрет даже на малейший намек на творческое разгильдяйство, без которого невозможно создание ничего нового. ДК начал позиционироваться открыто как проект Марийки и Даши и из истории начали исчезать имена.

 

Ксюша Сонная

художница, волонтер ОГОНа и «Мемориала»

Я присоединилась к команде ДК на этапе ремонта пространства. В то время я делала диплом, но идея места для активистов, которое помогало бы делать им системную работу, меня очень вдохновила. По разным причинам, таким как поиск ресурсов на жизнь, участием в правозащитных проектах, проблем со здоровьем, которые отнимают у меня много сил, я не могла отдавать пространству всё своё время, о чём я сразу сказала другим участникам проекта. Но всё же старалась отдавать ДК как можно больше, особенно на этапе подготовки пространства к открытию. Мне хотелось привлечь туда как можно больше людей, развивать онлайн сообщество, я по мере сил это воплощала.

 

Люди в команде ДК были потрясающие, мне казалось, что наконец нашла своих единомышленников.

 

Но со временем я стала замечать всё более и более холодное, иногда даже грубое отношение ко мне, мои предложения воспринимались как неважные. Было неприятно и странно слышать разговоры о других участниках коллектива как о безответственных и не приносящих пользу. Я чувствовала себя ужасно, постоянно копалась в себе, мне стало казаться что вся проблема во мне, было стыдно оттого, что я не умею заниматься фандрайзингом, стало тяжело приходить в ДК. Потом на одном из собраний некоторые люди, для которых я думала мы и делаем площадку, были названы неприятными и не приносящими пространству пользы. Было сказано, что ДК не площадка для благотворительности и что не стоит вмешиваться в часть дел ДК, потому что теперь это проект Даши и Марийки. Пластмассовый мир победил.

 

Игорь Поносов

художник, куратор фестивалей «Делай Сам» с 2013-го по 2016-й

В 2011-12 годах участники сообщества «Делай Сам» встречались на базе тогда еще функционировавшего Эколофта на Пятницкой. Именно тогда я познакомился с некоторыми из идеологов этого сообщества — Таней Каргиной (Честина) и Мэйком. Я приходил на некоторые из встреч и кинопоказы, темы, поднимаемые в Эколофте, мне казались совсем новыми, но крайне важными и интересными. Атмосфера была неформальной, уютной, доброжелательной и это неудивительно, ведь само пространство представляло собой обычную квартиру, порой напоминающую хостел, в который постоянно заезжали все новые и новые гости. Наверное, это самое теплое воспоминание в этой истории.

Когда Эколофт закрылся, для проведения наших орг.встреч и самих фестивалей мы использовали абсолютно разные площадки от дружеских (КЦ Зил, Charity shop, Центр экономии ресурсов и др.) до откровенно коммерческих (кафе, анти-кафе). Все чаще начал подниматься вопрос о «своем» месте, которое, как казалось некоторым, должно облегчить способ нашей коммуникации. В какой-то момент вышло, что это решение как будто общее, а шаг настолько логичный в развитии проекта в целом, что не подлежит обсуждению.

Сейчас я не могу вспомнить были ли попытки обсудить этот шаг конструктивно. Были ли попытки распределить задачи еще на этапе идеи, похоже, что нет. Изначально, найдя помещение и финансирование, Даша, Марийка, Дина и Коля (их комментарии выше) взяли дело в свои руки. Безусловно, эту работу нельзя недооценивать, как нельзя недооценивать и последующий ремонт, проведенный коллективными усилиями, конструирование мебели, организацию магазина (проект «Переработка»), техническое оснащение. Нельзя недооценивать и тот образ «места силы», который каждый из нас транслировал своим друзьям, коллегам, партнерам.

Эпизодически я участвовал в работе над обустройством ДК, провел пару событий, а наблюдая за тем, с каким рвением за работу взялись Даша и Марийка, вставал на их защиту. Однако с течением времени ряды редели по необъяснимой причине, что, в конце концов, было расценено ими как «самоустранение», о чем здесь сказано многое. Как оказалось позже, каждый из самоустранившихся искал проблему в себе (безответственен, не справился и проч.), каждому было инфицировано чувство вины. Встретившись вместе, мы пришли к выводу, что проблема коллективная, мало того, на наш взгляд она превратилась в настоящую систему, имеющую свою закономерность в текущем состоянии дел в ДК. Эту проблему/систему и конечно переживание мы и попытались обозначить этим письмом, но главное, что мне хотелось сказать, что мы не заговорщики, мы друзья, но как оказалось, иногда слишком сложно дружить.

 

Краткая история
фестиваля / платформы «Делай Сам»

История «Делай Саммита» началась осенью 2010 года, когда собралась группа эко-активистов для того, чтобы организовать в Москве большую акцию в глобальный день действий 10/10/10. Этот день был призван уменьшить негативное влияние человечества на окружающую среду. В рамках дня действий, помимо уборок в парках, велопарада и других акций, был опубликован манифест — альтернативный план развития города «Москва 2020». Художники, экологи, архитекторы и специалисты других областей объединились для того, чтобы сгенерировать коллективное видение будущего Москвы и воплотить его своими руками.

Для реализации этих планов было решено каждые полгода проводить акции подобно той, что была организована 10 октября 2010 года. Через полгода прошел первый марафон «Делай Сам» (который вначале назывался Местный фестиваль «Делай Сам»). Весной 2012-го марафон «Делай Сам» трансформировался в неформальную конференцию — «Делай Саммит», которая проводится каждую весну на протяжении 5 лет. Осенний же марафон «Делай Сам» в 2013 году перерос в «Делай Фильм» — полноценный фестиваль активистского документального кино.

Начиная с 2016 года все форматы фестиваля сведены в функционирование «собственного» пространства Дом культуры «Делай Сам/а» (ДК|ДС).

Читайте все материалы, посвященные «Делай Сам» на Партизанинге.

 

«Вот что я скажу, это и твоё и моё и его/её, короче, оно НАШЕ». Самодельный пандус Арсения Сергеева, сделанный им в рамках 4-го марафона «Делай Сам» в 2012 году.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal