Система координат: Новая городская реальность

Последние несколько месяцев мы работали над групповой выставкой, которая открылась в мае этого года, в Берлине. Художественные практики и проекты, представленные на экспозиции, так или иначе были сфокусированы на различных социальных аспектах и городских явлениях, через осмысление которых зрителю открывалось новое видение города. Представляем вашему вниманию фотографии экспозиции и описание представленных на ней проектов. 

* * *

 

Новая городская реальность

Участники: Кирилл КТО (Москва), 0331C & ГРИША (Москва), группа «Айседорино горе» (Москва), группа «ЗИП» (Краснодар), Тимофей Радя (Екатеринбург), Лаборатория городской фауны (Москва), группа «Партизанинг» (Москва, Санкт-Петербург), Владимир Чернышёв (Нижний Новгород).

Современный город – бесконечно сложная система, не предполагающая сбоев и ошибок. Каждое место в городе регламентировано, каждый объект имеет свою функцию и траекторию движения. Но что произойдет, если нарушить эту траекторию? Если заглянуть за бетонный забор или виниловый фальшфасад, за которым скрывается многолетняя стройка? Что будет, если вмешаться в процессы городского планирования, дав слово тем, кому регламент не позволяет это сделать? «Если» может быть сколь угодно много.

Начиная с середины 60-х урбанизм неоднократно подвергался критике: Анри Лефевр указывал на то, что «Право на город» должно принадлежать всем жителям, а не только правящему классу. Ги Дебор и Иван Щеглов в своих книгах и манифестах сообщали о том, что «урбанизация является эффективным средством для сохранения власти», «бомбой замедленного действия».

В контексте XXI века вопрос стоит гораздо шире, нежели у философов 60-х – автомобилизация, влияние информационных технологий, креативные индустрии и во многом потребительский подход к общественным пространствам существенно изменили и сам город, и его восприятие. Актуализируя труды Лефевра, современный критик неолиберализма Дэвид Харви, вводит даже специальный термин «диснеификация», описывающий привлечение капитала через спекуляцию культурными особенностями города, в том числе низовыми и независимыми.

Вопрос о демократизации общественных пространств стоит остро не только для запада, но и для всех стран современного мира. И Россия не исключение. Сегодня по всей стране организуются урбанистические форумы, появляются низовые инициативы, нацеленные на вовлечение местных сообществ, Москва обретает статус главного креативного кластера страны. Но советский опыт коллективного быта с его широкими проспектами и сталинским ампиром зачастую требует нетривиального подхода. Именно поэтому художественные и междисциплинарные практики играют ведущую роль в том, чтобы менять российский город в сторону демократизации и гуманизации его пространств.

Независимые художественные практики, представленные на выставке, и есть те примеры более тонкого исследования жизненно важных аспектов российского города, будь то инфраструктура, способы взаимодействия с жителями, флора и фауна, поглощенная или порожденная урбанизированной средой. В каждом отдельно взятом случае эти практики образуют некую альтернативную систему координат, выстраиваемую художником для того, чтобы абстрагироваться от многочисленных норм и регламентов, превратить исследование аспектов городской жизни в повседневную практику, изменить оптику восприятия реальности.

 

Кирилл КТО

Комментирование (2011–2016) / Москва

1_Portrait

Последними работами Кирилла КТО можно зафиксировать художника в новой точке, критической по отношению к месту в собственной системе координат, пройденному пути и избранной модели художественного производства. Его текстовые послания с узнаваемой мажорной цветовой интонацией наполнены сожалением и даже сокрушением по улице, которая в своей контркультурной роли исчезла у нас на глазах и уже никогда не будет прежней.

Новая серия работ объединена сковывающим чувством вины за отделение себя от улицы, которая была свободным медиа, и вдруг неожиданно для всех развернулась в сторону развращенного чудовищного фасада, манипулирующего податливым населением под флагом независимого искусства.

 

Разница между домом и улицей в том, что первый есть у вас, а вторая – у нас. Может быть как раз поэтому мы так её сильно любим, а вы – нет? Кирилл КТО. Москва, 2015.

 

Совершенно особую роль берёт на себя Кирилл со свойственной ему амбициозностью: он ощущает личную ответственность за сегодняшнюю ситуацию на улице. Так, например, работая по изыманию рекламных виниловых баннеров, буквально окутавших Москву, художник заявляет о своем праве на город, открывает глаза на то, что скрыто от обывателя.

 

0331C & ГРИША

3016 (2016) / Москва

Остаeтся неоспоримым тот факт, что первыми следами жизнедеятельности человека, дошедшими до нашего времени, являются наскальные изображения или граффити. Однако в условиях современной действительности плотно укоренилось мнение о том, что граффити недолговечно. Это мнение в корне противоречит тому, что представляют из себя первые граффити.

Камень, как материал является классикой для скульптуры, а первые дошедшие до нас послания в камне (петроглифы) являются классикой граффити. Совместив эти два понятия в нашем веке, веке высоких технологий, художники пытаются получить самобытное видение граффити.

 

Граффити на найденном камне. 0331c и Гриша. Москва, 2016.

 

В своей работе над объектами, в первую очередь, 0331с и Гриша стараются отталкиваться от первоначальной формы камня, пытаясь минимальными средствами воплотить задаваемый камнем образ. Также в проработке образов к будущим объектам, художники уделяют большое внимание месту нахождения камней и их истории, которая ими предполагается. Некоторые из образов можно встретить в их уличных рисунках.

 

Айседорино горе

Ламинарные потоки (2015) / Москва

Ламинарные потоки – физический термин, означающий однонаправленное перемещение жидкости слоями в заданном контуре, без перемешивания и пульсаций. Одноименная серия танцевальных интервенций Александры Потрянниковой, реализованных инициативной группой перформеров летом 2015 года, была нацелена на исследование поведения людей внутри сформированных городским ландшафтом пешеходных потоков. Для исследования этого феномена были выбраны локации с большим человеческим траффиком (выходы из метро, автобусные станции, пешеходные переходы), в которых по будням с 9 до 10 утра группами из 5-7 человек были проведены интервенции: внешне не выделяющиеся из толпы перформеры создавали пространственные затруднения однонаправленному потоку движения, не блокируя его при этом: выстраивание в линию и перемещение перпендикулярно основному направлению потока, прохождение спиной вместе с потоком, повторение в течение долгого времени какого-то бытового действия, выполнение последовательности бытовых движений внутри потока. Задаваясь изначально вопросом о том, как меняется поведение и ощущение тела в условиях городской среды, Портянникова получает в результате проведенных перформансов ответ и на более сложный вопрос: каким образом в функциональной среде (транспортный поток) Москвы возникает и конструируется посредством действующих групп людей публичное пространство.

 

Из серии хореографических перформанс-интервенций. Айседорино горе. Москва, 2015.

 

ЗИП

В пути (2015) / Краснодар, Ростов-на-Дону, Воронеж, Липецк, Москва

Проект «В пути» – исследование художественной среды в разных городах России. Первое путешествие с передвижной выставкой художники совершили в город Армавир. Там они познакомились с художниками, изучили местный контекст и сделали выставку во Дворце культуры. После того, как у них появился свой автомобиль – фургон Volkswagen Transporter 1981 года – им стало не нужно выставочное пространство и они начали делать выставки прямо под открытым небом. В рамках этого проекта задача перед художниками состоит в коммуникации, обмене опытом с другими художниками, институциями, вовлечением зрителя, взаимодействие с городским и природным ландшафтом. ЗИП-мобиль, как его называют художники, раскладывается в выставку и каждый раз она может принимать абсолютно разные комбинации и формы.

ЗИП – Коллектив краснодарских художников, работающих с различными пластами неформальной культуры через осмысление советского наследия и московского концептуализма. В родном городе в 2010-11-х годах они инициировали неформальный институт современного искусства (КИСИ), а также паблик-арт фестиваль «Может», которые существенно повлияли на культурный ландшафт их города и которые во многом базируются на самоорганизации и взаимовыручке внутри локального арт-сообщества.

 

Тимофей Радя

2013–2016 / Екатеринбург, Санкт-Петербург, Алматы (Казахстан), Будё (Норвегия).

Екатеринбургский уличный художник, работающий в жанре монументальных инсталляций. За относительно непродолжительное время своей бурной деятельности, Тимофей стал известен всему миру благодаря громким и масштабным работам, которые во многом являются реакцией на политические процессы в стране.

 

Чем больше света, тем больше видно. Тимофей Радя. Алматы (Казахстан), 2015.

 

Своими лаконичными философскими посланиями художник размышляет на жизненные темы, поднимает вопросы границ публичного и личного, политического и социального. В качестве носителя для своих работ, художник зачастую использует типичные для городской рекламы поверхности – билборды. Таким образом, Тимофей подменяет привычные для глаза консьюмеристские послания на свои, дабы вывести горожанина из его повседневного ритма.

 

Лаборатория городской фауны

2014–2016 / Москва

Городские паразиты — голуби и крысы, крапива и одуванчики — порождены культурной урбанизированной средой и в то же время противостоят ей; оставаясь на периферии человеческого внимания, они захватывают территории, очерчивают свои ареалы, заполняют пустоты, возникающие при городском ремонте и благоустройстве.

 

Reciprocal frames. Алексей Булдаков (Лаборатория городской фауны).
Москва, 2013. Фото: Sergey Kyrtikov.

 

Художники из коллектива «Лаборатория городской фауны» дают волю городским паразитам, тщательно документируя жизнь бездомных кошек, собак и птиц, они собирают урожай городских сорняков, попутно пытаясь найти в них пользу. Так художники начинают формирование новой городской озеленительной политики, открывая двери в наш мир для дикой городской природы, и тем самым подготавливают условия для воплощения в жизнь биополитической утопии межвидовой гармонии.

 

Партизанинг

Майские интервенции (2012–2014) / Москва

Тактики и многочисленные акции активистов движения Партизанинг, организованные ими на протяжении нескольких лет, отражают идеи коллективизма, взаимовыручки и ответственности и через дискурс городского планирования призваны вернуть уверенность горожанам в том, что глобальные изменения возможны даже при работе на локальном уровне, будь то лестничная клетка, двор или район. Одним из самых важных инструментов в применении описанных тактик является активное использование медиа-каналов, таких как телевидение, газеты, журналы и социальные сети, которые в свою очередь позволяли масштабировать последствия той или иной локальной акции на федеральный, а иногда и мировой уровень.

В целом же, акции группы сфокусированы на том, чтобы изменить оптику восприятия города ее жителями и сообщить им о том, что они в силе что-то изменить самостоятельно. Также своими акциями активисты зачастую обнажают беспомощность властей в решении повседневных задач по благоустройству территорий и указывают на то, что многие решения лежат на поверхности и не требуют каких-либо серьезных капиталовложений.

 

Владимир Чернышев

Заброшенная деревня (2013–2016) / Проект реализован в более чем 15 регионах России, в частности в областях: Нижегородская, Ростовская, Ярославская, Вологодская, Мурманская, Архангельская, Карелия и др.

Посредством техники живописи художник взаимодействует с типичной для Нижнего Новгорода городской деревянной текстурой. Он продолжает работу с деревом и в полузаброшенных русских деревнях, которые в последствие агрессивной урбанизации сегодня стоят на грани вымирания. Используя монументальное искусство, как привычную для художника практику, Владимир размышляет о границах паблик-арта и старается выстроить тонкие связи между городом и вымирающей деревней.

 

Заброшенная деревня. Владимир Чернышёв. Вологодская область, 2014.

 

Заброшенная деревня — это мультидисциплинарный проект-исследование, соединивший в себе такие медиа, как инсталляция, рисунок, фото/видео документация. Исследуя исчезающую традиционную деревенскую культуру на территории России, автор обращается к проблемам памяти и забвения, трансформации мифа и восприятия смерти.

 

Фотографии экспозиции

 

Выставка «Новая городская реальность» проходила с 12 по 24 мая в CLB Berlin.
Кураторы: Игорь Поносов, Александра Юрьева-Цивьян.
 
Выставка является частью проекта «Система координат» – международной платформы, целью которой является обмен опытом и выстраивание диалога между экспертами и культуртрегерами в области преобразований публичных пространств посредством художественных практик.
Больше информации: www.coordinatesystem.org 
 
При поддержке: MitOst e.V., Robert Bosch Stiftung, Heinrich Böll Stiftung.
Инфо партнеры: Political Critique, taz, La Monde Diplomatique, Portal Kunstgeschichte, n-ost.
 
Фото вверху:
Вид экспозиции через объект Кирилла КТО (виниловый баннер). Берлин, 2017.
 
 
 
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal