Жилищно-коммунальное искусство

Данный материал подготовлен на основе результатов исследовательского семинара студентов Российского Государственного Гуманитарного Университета факультета истории искусства под руководством редактора partizaning.org и преподавателя РГГУ Антона (Мэйка) Польского.

Если верить информации, найденной в просторах сети, термин ЖЭК-арт (хотя правильнее было бы говорить ТСЖ-арт, от «товарищество собственников жилья») появился благодаря одноименному паблику VKontakte, основанному в 2014 году. Изначально его создатели собирали фотографии современного народного творчества, изготовленного из таких материалов как: шины, пластиковые и стеклянные бутылки, дерево, мягкие игрушки и т.д.

 

 

Евгений Бойченко, один из создателей группы «ЖЭК-арт»:

«Долгое время группа существовала в виде кучки фотографий, которые хранились у меня в телефоне. Это были цветные пни с глазами, нуклеарная семья брёвен, одетых в человеческую одежду, всякие дурацкие чучела, вёдра, тазы, грибы и т.д. Пару лет я фотографировал подобные объекты просто ради любви к трешу и русской метафизике, а потом мой товарищ Андрей, с которым мы создали популярный в узких кругах паблик LOL WALL, предложил завести сообщество, посвященное жэк-арту. Что мы и сделали».

О корнях происхождения жэк-арта можно писать много, но единственного правильного ответа, на наш взгляд, не существует: это и желание привнести новые краски в окружающую действительность, это и попытки украсить серое пространство вокруг, и наследие советского прошлого, которое превращается в культ «пристроить все, что есть», это и тема «крестьянин в городе», когда по-прежнему непроизвольно хочется видеть подобие деревни за окном, это и стремление сделать самим то, что не делают другие (ЖКХ и городские власти), это и желание помочь детям, сделав для них новые игрушки, и жажда выплеснуть накопившиеся в душе творческие потребности в самовыражении, это и соперничество, и мода, наконец.

Помимо анализа статей по теме и фотографирования объектов ЖЭК-арта, в рамках нашего семинара, мы пообщались ЖЭК-артистами и жителями обустроенных энтузиастами дворов. Подобное творчество вызывает у последних как бурную положительную реакцию, так и снисходительное умиление; многие связывают его с реалиями и бытом времен Советского Союза.

Александр, прохожий:

«Дворовые поделки из покрышек и прочие жэковские штуки воспринимаю с забавой, не раздражают, иногда удивляют. Их появление понимаю как наследие советской реальности, когда были проблемы со снабжением, и как отражение нашего менталитета».

Никита, еще один прохожий:

«Первооснова, естественно, крайняя малозатратность на создание чего-то большего, нежели ничего. Вполне возможно, что это остатки проявления установки Советов, ибо даже я с детства помню, как мой дед из какой-то неведомой пластиковой жести делал воистину шедевральные вещи, а ЖЭК-арт ещё и, вроде как, несёт общественную пользу, и, взглянув на такое, невольно улыбнешься».

 

 

Из всего вышесказанного вытекает два важных вопроса: можно ли считать ЖЭК-арт искусством или это все же социокультурный феномен, который необходимо исследовать социологам, городским антропологам, культурологам; и действительно ли это сугубо постсоветское, распространенное только на территории СНГ, явление, или есть аналоги ЖЭК-арта в мировом масштабе?

Отвечая на первый из этих вопросов, обратимся к термину «искусство аутсайдеров» (или ар-брют), включающее в себя творчество людей, находящихся вне общества (или, по крайней мере, арт-системы) — душевнобольных, детей, представителей различных маргинальных групп, для которых это не только способ самовыражения, но и определенная терапия. Для искусства аутсайдеров, сделанного людьми, не получившими подготовку в области искусства, характерна некоторая наивность в реализации живописных работ, скульптуры, инсталляций.

 

Художники-аутсайдеры — люди, творящие для себя или своего ближайшего окружения, как правило, не осознающие себя художниками до тех пор, пока эксперты не утвердят их в мысли о том, что создаваемые ими произведения относятся к искусству. Исходя из этого определения, можно сделать вывод, что ЖЭК-арт больше принадлежит области социокультурных исследований, нежели искусствоведческих, по крайней мере, до тех пор, пока деятели искусства не обратят внимания на данный феномен или отдельных его представителей. Это подтверждается и тем, что сами авторы уличных произведений редко знакомы с термином «ЖЭК-арт»; более того, он может их даже удивить.

Мы поговорили с москвичом, который украсил свой дом (голубятню и прилегающую территорию) различными подручными объектами, игрушками, лебедями из шин и картинами кисти малоизвестных художников. Не удивительно, что он впервые столкнулся с тем, что кто-то придумал для его творчества специальное название, и даже пытается как-то анализировать с точки зрения современного искусства. Идея использовать шины пришла его другу, вместе с которым они взялись за это нелегкое дело, постепенно добавляя другие элементы, найденные случайно на улице или принесенные подрастающим поколением. Для него это скорее способ украсить свой участок, потратить с пользой свое время и разнообразить жизнь внуков. «Надо руки прикладывать», — говорит он.

Обилие причин возникновения ЖЭК-арта способствует разнообразным способам его существования. Попытки систематизировать это довольно противоречивое явление привели нас к следующей классификации:

 

  • 1. Предтечи-клумбы — преимущественно из шин, реже из бутылок или иного материала.

 

Мы нашли и другие попытки классификации ЖЭК-арта, например, от Александра Емельянова, создателя интернет-сообщества «Музей имени НАС (народные арт среды)». Его классификация выглядит следующим образом:

  1. Предвестники — «клумбы в покрышках»;
  2. Сам ЖЭК арт (а. единичные арт конструкции;
 б. групповые (Теньково);
в. авторские);
  3. Коммерческое отражение — кустарные производства — китч ЖЭКа «Лебледи»;
  4. Интеллектуальное отражение – документальные фильмы, профессиональные проекты, социальные сети.

 

Еще одним возможным вариантом классификации может быть разделение ЖЭК-арта на группы в зависимости от авторства работ:

  1. ЖЭК-арт местных жителей;
  2. ЖЭК-арт служб ЖКХ;
  3. Смешанный ЖЭК-арт.

 

Ну и, наконец, разработанная нами схема трендов этого сезона в ЖЭК-арте:

 

Проводя опросы, мы установили, что большинство респондентов относятся к ЖЭК-арту позитивно («бывают креативные работы», «глаз радует», «иногда бывает действительно мило и к месту») или нейтрально («мне не мешает», «не раздражает», «работы никогда не привлекали», «не обращал внимания»). Однако в подмосковном городе Железнодорожный мы обнаружили объекты ЖЭК-арта не в лучшем состоянии, кажется, что их сделали и забыли о них, никто не занимается их «реставрацией» или, хотя бы, поддержанием в приемлемом состоянии, поэтому с каждым годом они приходят во всё более в убогое состояние.

 

Что касательно вопроса о географии распространения ЖЭК-арта, территориальную эксклюзивность постсоветского пространства можно поспорить. Нам удалось найти несколько аналогов в мире. Например, в Мексике это остров погибших кукол (исп. La Isla de las Munecas), где Хулиан Сантана Баррера много лет развешивал на кустах и деревьях тысячи старых сломанных кукол. Остров погибших кукол находится примерно в 18 километрах к югу от центра Мехико, в привлекательном для туристов районе Сочимилько (Xochimilco). Здесь нет кукольных мастерских или фабрик игрушек, здесь нет музеев — лишь сотни старых грязных сломанных и изуродованных кукол, прикрученных ржавой проволокой к деревьям.

Нечто похожее по форме мы обнаружили в Нидерландах, где отработанные турбины и лопасти ветрогенератора были превращены в огромную детскую площадку. В Англии знаменитые красные будки с приходом мобильной связи переоборудовали в самые маленькие в стране библиотеки и мини-пабы, в Австралии из них сделали пункты подзарядки электромобилей, а в североамериканском городе Yellow Springs преобразованию телефонных будок в арт-галереи был посвящен целый проект.

Подводя итог, ЖЭК-арт стоит отнести скорее к социокультурной сфере, хоть и тесно граничащей с народным искусством и современным городским фольклором. Его аналоги, основанные на идее обустройства, улучшения и украшения окружающего городского пространства из подручных материалов, существуют в ряде стран за пределами нашего региона. Это наглядный пример того, что небезразличные к окружающей городской среде люди есть по всему миру, при этом в западно-европейских странах аналоги ЖЭК-арта чаще реализованы с приглашением профессионалов и при содействии различных фондов и институций.

Вероятно, как способ решения своеобразного противостояния сторонников и противников ЖЭК-арта можно решить через более инклюзивный подход со стороны муниципальных властей, которые должны обустраивать прилежащие к дому территории и дворы в тесном контакте с местными жителями, с одной стороны, учитывая интересы жителей и их культурный потенциал, но с другой, прививая вкус и повышая уровень технической реализации самодельного обустройства.

 

 

 

Авторы статьи, участники(цы) семинара: Антошкина Виктория, Букина Дарья, Ильин Максим, Лысенко Екатерина, Магомедова Джамиля, Шульгина Ксения

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal