До мурашек, до дрожи, до слёз: зачем нам шоу талантов

1489997188_1489989766_3333

В небольшой работе «Обязательное выражение чувств» (1922) французский социолог Марсель Мосс на примере австралийских погребальных культов показал чрезвычайную распространенность обязательного и морально предписанного использования слёз у значительной группы первобытных народов. На богатом этнографическом материале Мосс приводит убедительные доказательства того факта, что траур не является стихийным выражением индивидуальных эмоций. Искупительный ритуал имеет коллективный характер: «свои собственные чувства не просто проявляют, их проявляют для других, поскольку они должны быть выказаны. Их проявляют ради самого себя, выказывая перед другими и для сообщения другим».

* * *

С опорой на эти положения, мы предлагаем рассмотреть шоу талантов, в частности вокальную франшизу «Голос», как культурное средство выражения коллективных эмоций, а именно ритуал восхищения. Выражения чувств, сопровождающих этот ритуал, представляют собой не только психологические, но и социальные явления, поскольку они характеризуются такими чертами, как неспонтанность и обязательность.

Вокальные обряды восхищения в телевизионном эфире состоят из: 1) песнопений  конкурсантов; 2) выражения сильнейшей радости, очарования жюри, которое нередко сопровождают слёзы счастья, оцепенение, даже трепет от встречи с чем-то возвышенным или выражения жалости, часто облеченного в плач; 3) оваций, нередко стоя, завершающего акта героической инициации, как знака наивысшего почёта, в таких случаях принято говорить, что герой «порвал» или «взорвал» зал.

Культ таланта ― факт весьма поздний и связан с укреплением современной системы школьного образования: обязательной возрастной дифференциации программ и разделения детей по соответствующим их развитию классам. Становление класса и школьной дисциплины уже были изучены незабвенным Филиппом Арьесом, показавшем существенный разрыв новой учебной парадигмы со школой при Старом порядке с характерным для неё смешением возрастов и одновременным преподаванием предметов разного уровня, что делало малозаметным факт наличия в школярской среде даровитых учеников. К ним относились индифферентно. Класс же стал решающим фактором общественного интереса к одаренности как позитивному типу девиации.

 

Обряды чествования таланта ― это тщательно упорядоченные публичные церемонии, входящие в ритуал восхищения. Вокальное телевизионное шоу «Голос» телеканала «Первый канал», как и украинский аналог «Голос страны», являются адаптацией оригинального формата The Voice of Holland, который впервые появился в эфире голландского ТВ на канале RTL в 2010 году. Ключевое отличие шоу «Голос» от привычных вокальных телевизионных шоу (например, Х-Factor) заключается в высоком требовании к уровню вокала. Конкурсант является объектом тщательной проверки как до, так и во время эфира, он или она проходит через испытание так называемого «отбора вслепую» (всего предполагается 4 стадии соревнований). В рамках «слепых прослушиваний» четыре наставника отбирают себе в команду участников, не видя их, сидя спиной к сцене и слыша только их голос. Если вокал артиста впечатляет кого-то из тренеров, он, пока звучит музыка, разворачивает свое кресло к сцене.

Именно в слепом прослушивании четверо колдунов проводят опознание голоса, представленного им в чистом, отделенном от тела виде. Голос, в этот момент, выступает как заколдованный объект, способный вызывать восторг. Этот обряд повторяется до угадывания колдунами нужного голоса. Часто выбор одного тренера запускает механизм подражания у остальных. Это добавляет ритуалу интриги. Выбор всей четверки в пользу одного конкурсанта отличает наиболее «сильные голоса». В этих случаях, каждый из членов жюри пытается убедить участника, что он станет ему лучшим тренером, чем другие. Завершается обряд процедурой купли-продажи голоса. Затем череду испытаний повторяет новый претендент вплоть до набора группы из 56 человек (по 14 на каждого наставника). Большое воздействие на жюри оказывает аудитория шоу, находящаяся непосредственно в студии. Шоу также предоставляет возможность онлайн-трансляции, и даёт возможность залогинившимся зрителям голосовать, общаться с друзьями и обсуждать различные темы и вопросы, которые задаются продюсерами на всём протяжении шоу.

Эти сложные и развитые вокальные обряды демонстрируют действие коллективных чувств и представлений. Остановимся на групповых реакциях, вызывающих слезы. Слезы проступают не спонтанно, а в строго определенных случаях: 1) когда текст песни, манера исполнения или голос взывают к сочувствию, состраданию, 2) когда сам исполнитель имеет жалостный вид или в том случае, когда ему удается вызвать у зрителей чувство возвышенного, ощущение встречи с тем, что дает впечатление величины, возможно даже святости, идеальной чистоты. Под жалостный стон или величественное песнопение аудитория, особенно женщины, начинает рыдать, беззвучно подпевать, вставать, складывать руки как при молитве. После этого взрыва тоски или святого трепета специально назначенные ловцы восхищения ― наставники ― приступают к обряду словесного восхваления таланта. Затем начинается процедура обмена, в результате которой устанавливается договорная конструкция купли-продажи голоса.

Важно отметить, что этот плач исполняется коллективно, причем далеко за пределами телевизионной студии. Плачут все, в специально отведенные часы и дни недели (по пятницам после программы «Время»). В течение примерно 2-х часов любая квартира, в которой есть телевизор и женщины старше 55 лет, плачет и приговаривает «какой сильный голос», «у девочки самый сильный голос».

 

В описании погребальных ритуалов Мосс указывал не только обязательность времени и условий для рыданий, но также и на ответственность действующих лиц, которые их выражают. Слёзы у наставников Голоса наворачиваются не только от переживаемого восторга или печали, но и потому что они уполномочены, обязаны это делать. Демонстрация восхищения управляется моральными предписаниями. В качестве доказательства этого факта, достаточно вспомнить о недавнем скандале, вызванным «странной реакцией» судей телешоу «Минута Славы» Владимира Познера и Ренаты Литвиновой. Странность проявилась в нарушении предписания ― они не только не заплакали при виде одноногого танцора Евгения Смирнова, но и осудили его за читерство, что спровоцировало волну яростных возмущений в адрес кощунников в Интернете и СМИ. Надо отметить относительно частое появление в телевизионных шоу России и Украины людей с физическими недостатками или нарушениями в развитии. В привычной жизни мы видим их гораздо реже, чем на сцене телевизионных шоу, что, вероятно, повышает их сострадательную ценность: по отношению к ним жюри обязаны больше демонстрировать сочувствие. В обязательном выражении печали при обрядах восхищения нет жесткой гендерной специализации. Плачут, завывают и поют представители обоих полов, хотя большая доля слёз выпадает всё же на женщин, что, в свою очередь, многократно повышает символическую ценность мужских слёз (Агутина, Билана, Монатика, Лепса).

В заключении ещё раз заметим, одновременные выделения слёз группой зрителей и жюри шоу талантов обладают моральной ценностью и принудительной силой, «это не просто демонстрации; это знаки, понятые выражения, короче ― язык». Эти слёзы составляют как бы фразы и слова. Их надо произносить, но произносить именно потому, что все их понимают.

 

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal