Искусство и город: Граффити в эпоху интернета

Представляем вашему вниманию нашу новую групповую выставку, которая открылась несколько недель назад. Экспозиция посвящена субкультуре граффити, имеющей корни в Нью-Йорке 70-х годов, которая позднее стала глобальным феноменом и мощнейшим молодежным явлением. В этом посте представлены фотографии экспозиции и описание основных блоков выставки, которая открыта до 3-го сентября 2017.

* * *

 

Граффити в эпоху интернета

Электромузей / Москва, ул. Ростокинская, 1 / 06.07–03.09.2017

Пространство города и интернета определенно имеют схожую структуру –
с одной стороны это свобода высказывания, публичность, анонимность, с другой – отлаженная инфраструктура, регламентность, контроль. В этой связи граффити можно приравнять к хакерству, где нанесенные на стены надписи, это вредоносный код, вирус, целеустремленная попытка взлома работающей системы. Наравне с хакерами, которые под видом безобидных программ внедряют своих «троянов», граффити-художники применяют различные способы для взлома, используя при этом разного рода городские артерии: стены домов, поезда метро, автомобили, объекты рекламной инфраструктуры. Одни нарочито «бомбят» на самом видном месте, другие – мимикрируют под консюмеристские сообщения, таким образом, вводя своего «троянского коня» в сознание потребителя. Но, так или иначе, и то и другое сообщает горожанину, что далеко не все в этом пространстве поддается тотальному контролю.

Некоторые сходства граффити и хакерства можно увидеть и в субкультурности этих явлений, обладающих своей системой кодов. В середине 70-х такую «систему кодов» описывает Жан Бодрийяр в ряде своих трактатов. По его мнению «знаки живут игрой не сил, а отличий, а значит, и атаковать их нужно с помощью отличия – ломать структуру кодов». Философ указывает на то, что для этого не нужны организованные массы или ясное политическое сознание, «достаточно тысячи подростков, вооруженных маркерами и баллончиками с краской, чтобы перепутать всю сигнальную систему города, чтобы расстроить весь порядок знаков». Этими словами Бодрийяр приравнивает нью-йоркские граффити к партизанской практике дезориентирования противника.

В какой-то момент граффити и уличное искусство довольно часто маркировались как практики «партизанские», однако сегодня уличную активность можно разделить на несколько явлений и многие из них лежат далеко от плоскости «партизанского». В контексте же этой выставки нас интересует в большей степени субкультура граффити, пустившая корни в Нью-Йорке начала 70-х годов и трансформировавшаяся позднее в мощнейший культурный пласт и глобальный феномен. Одни из ветвей этой субкультуры дали толчок к развитию новых направлений в уличном искусстве, другие – неизбежно коммерционализировались, третьи остались верны своим канонам и остались той самой «партизанской практикой».

В момент зарождения субкультуры граффити (1970-е) и ее последующей экспансии (1980-90-е), партизанство могло быть выражено непосредственно в подрыве реальности городской, граффити же можно было увидеть лишь случайно, наткнувшись на них в переулке или сев в расписанный вагон поезда метро. В то время надписи становились сообщением (пускай и закодированным) конкретному социальному классу. В нулевые, с появлением интернета, в частности с популяризацией социальных сетей, граффити все чаще можно встретить именно в виртуальном пространстве, нежели в городском. Суть и адресат этого сообщения становится все более абстрагированными от реальности – на экране монитора мы смотрим на архивную фотографию нью-йоркской документалистки Марты Купер из 80-х или на современные граффити в Москве – никакой разницы.

Факт репрезентации граффити в интернете деконтекстуализирует, нивелирует сообщение и неминуемо вносит свои коррективы не только в то, как создаются работы, но и глобально в принципы функционирования сообщества. Новые технологии становятся настолько доступными, что наравне с баллоном, начинают использоваться граффити-художниками – предпринимаются попытки создания произведений, посредством роботов, дронов и других специальных средств. В конечном счете, современные граффити из трудночитаемых надписей на стенах трансформируются в практики, все более отчетливо похожие на хакерство, то, чем художники взламывают сегодня пространство города, зачастую уводя зрителя из места физического в виртуальное. Выставка, представленная в Электромузее – первый шаг в исследовании причинных связей, давших новый виток в развитии современных граффити, но и одновременно с этим – попытка найти границы восприятия вандализма как такового.

 

До интернета

Можно с уверенностью сказать, что граффити появились задолго до того, как стали популярными в Нью-Йорке. Петроглифы, фрагменты сохранившихся фресок в Помпеях, система кодов хобо, ситуационистские граффити. Безусловно, все они являются существенными пластами мировой культуры, однако, те граффити, о которых идет речь на выставке, не связаны ни с одним из перечисленных феноменов.

 

Erik Calonius.
Из документального фото проекта DOCUMERICA. Нью-Йорк, 1973–1974.

 

Нью-Йоркские граффити обозначили себя посредством публикации в газете с многомилионной аудиторией – New York Times, которая в 1971-м году выпустила интервью с Taki183 – тинэйджером, курьером, в то время оставлявшем надписи по всему городу. Это стало поводом обратить внимание общественности на новое для того времени молодежное явление. Именно так граффити субкультура обнародовала себя, обрела тысячи новых адептов, а впоследствии подобно вирусу распространилась по всему миру.

Уже тогда стало ясно, что граффити, создаваемые в каком-либо из нью-йоркских гетто, требуют гораздо большего внимания, чем просмотр несколькими сотнями, а может и тысячами очевидцев. Граффити необходимы миллионам зрителей, своими публикациями, New York Times, а чуть позднее Esquire, New York Post, BBC и The Times, популяризировали эту субкультуру, такую возможность предоставил позднее и интернет.

 

В эпоху интернета

Есть такой довольно часто встречающийся лозунг в граффити – «Бомби систему». В фильме Style Wars (1982) его неоднократно упоминали пионеры нью-йоркской граффити-субкультуры, его используют и сейчас. Сегодня, тех, кто создает нелегальные граффити в опасных и видных местах, зачастую называют «бомберами», есть и определенное ответвление в граффити, называемое соответствующим образом. Вся эта этимология созвучна с DoS-атаками, смысл которых заключается в методичном и шквальном закидывании онлайн-сервисов информационными пакетами и кодами с конечной целью вывести сервис из строя.

 

Yamaguchi Takahiro.
The invisible bombing. Токио, 2009.

 

На выставке мы предпринимаем попытку показать то, как граффити связано с хакерством на уровне сознания, идеи и методологии. Визуально это может быть уже не только написанный каноническим образом никнейм/код, как ранее, но и спектр техник, направлений, в которые трансформировались граффити сегодня.

Мы предпринимаем попытку и анализа того, как технологии влияют на граффити субкультуру, как художники в контексте интернета осмысляют понятие вандализма и как продукты потребительского характера культивируют образы современного «партизана».

 

Стиль жизни

Так или иначе, граффити – это взлом повседневности, нарушение каждодневных процессов, присущих «нормальной» жизни. Практикуя граффити, сложно думать о чем либо еще, ведь постоянно приходится держать включенной оптику распознавания тегов по всему городу, определяя степень их виртуозности, изощренности, наглости по отношению к другим адептам этой субкультуры, по отношению к общественному порядку. В какой-то момент это становится стилем жизни.

 

Скриншот видео игры Marc Eckō's Getting Up: Contents Under Pressure. 2006

 

По уже сложившейся на западе схеме культивации андеграунда и протеста такой стиль жизни берется в оборот коммерческими корпорациями. Производится специализированная краска, одежда, аксессуары, элементы граффити субкультуры используются рекламной индустрией. Применяют некоторые из элементов массовой культуры и граффити-художники, которые рефлексируют над своим стилем жизни посредством кинематографа, анимации, рэпа, игр и музыкальных клипов.

 

The Diggers Union Local – Mixtape Graffiti: The Writers Bench. Плейлист, вдохновленный фильмом Style Wars (1983), содержит как оригинальные из фильма реплики, так и музыкальные композиции (преимущественно рэп), сосредоточенные вокруг темы граффити.

 

Фото экспозиции

 


Выставка «Искусство и город: Граффити в эпоху интернета» проходит с 6.07 по 3.09 в Электромузее.
Куратор: Игорь Поносов.
 
Участники: Mathieu Tremblin (Франция), Yamaguchi Takahiro (Япония), Filippo Minelli (Италия), Mirko Reisser / Daim (Германия), Brad Downey (США), Tavar Zawacki / Above (США), Heath Bunting (Британия), John Fekner (США), Саша Курмаз (Украина), Паша 183 (Россия), Кирилл КТО (Россия), Стас Добрый (Россия), MVIN (Испания), Veli Silver (Босния и Герцеговина), Amos Angeles (Швейцария), 0331С (Россия), Tod Seelie (США), VladyArt (Италия), Henry Chalfant (США) и другие.
 
На протяжении всей экспозиции с русскими субтитрами транслируются документальные фильмы о граффити: Style Wars (1983) и Style Wars 2 (2013).
 
Адрес: Москва, ул. Ростокинская, 1.
График работы и другая информация на сайте галереи: www.electromuseum.ru
 
Фото вверху:
HONK – if you love, GRAFFITI (Посигналь – если любишь граффити).
Brad Downey, Leon Reid IV, Нью-Йорк, 2003. Фото: Tod Seelie.
 
 
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal