Метаморфоз: Моль или бабочка?

Текст приурочен к выставке Артура Ван Балена «Метаморфоз», которая открылась 25 октября в Центре творческих индустрий «Фабрика» в рамках Параллельной программы 7-й Московской международной биеннале современного искусства.  С помощью надувных скульптур художник комментирует процессы социальных и политических трансформаций, которые на протяжении истории часто сравнивались с процессом метаморфоза в природе.

* * *

 

Фото: Евгения Зубченко

 

В пятнадцати книгах поэмы «Метаморфоз» Овидия описаны около двухсот пятидесяти превращений человеческих существ в животных, цветы, деревья, иные предметы природы — причем, для автора это был не просто поэтический прием: так он представил движение истории.

Весь советский период и постсоветская история России пронизаны не менее удивительными метаморфозами и мифологическими трансформациями. Вокруг этих причудливых преобразований сложилась собственная мифология, отразившаяся, например, в пропагандистских заклинаниях, которые отпечатались в памяти целых поколений: «жить стало лучше, жить стало веселее», «отмирание государства путем его укрепления», «советский народ — новая историческая общность людей» и т. п.

Советской власти не хватило семидесяти лет, чтобы практически доказать экономические и общественные преимущества ее версии социализма перед капитализмом. Стремительный с точки зрения исторического процесса развал СССР и отказ от марксистско-ленинской идеологии до сих пор вызывают интерес и споры — как-то вышло, что из социалистического «кокона» вылетела капиталистическая «бабочка».

Маркс считал, что социализм, как более высокая стадия развития общества, должен следовать за капитализмом. Обратный же переход — абсолютно неординарная историческая метаморфоза, которая в России породила множество конкретных превращений, достойных внимания Овидия. Подобно героям его сочинений представители привилегированных сословий, составлявшие костяк советской системы (партийные деятели, комсомольские лидеры, военные, сотрудники спецслужб), обернулись крупными капиталистами — банкирами, сырьевыми олигархами или руководителями могучих госкорпораций. В то же время многие «ельцинские демократы» столь же внезапно отошли от либеральных идей и превратились в самых крепких государственников наших дней. Практически до неузнаваемости трансформировались и реалии: например, вряд ли средний гражданин СССР, пределом автомобильных фантазий которого были «Жигули» и «Волги», мог представить, что довольно скоро по всей необъятной стране будут колесить «Мерседесы» и «БМВ».

 

Фото: Евгения Зубченко

 

Ретроспективный анализ перехода от социализма к капитализму в России наглядно демонстрирует наш национальный курьез: был социализм — экономика не работала, стал капитализм — экономика снова не работает.

В последние годы явно проявился тренд «обратно к социализму» (back to socialism). Все более огосударствляется экономика, складывается фактическая монополия одной партии, усиливается надзор государства за культурой, наукой, образованием на основании их бюджетного финансирования, объявляются «иностранными агентами» некоммерческие организации, вносятся в «черные списки» общественные и культурные деятели и т. д.

Эта тенденция крепнет и благодаря госпропаганде. Победа в войне, первый искусственный спутник Земли, подъем промышленности, улыбка Гагарина — все эти уже довольно смутные образы стали корневыми ценностями, эмблемами величия России. Во время, когда квантовые технологии, нейроинтерфейсы и генная терапия становятся обыденностью, в качестве символа научно-технологических достижений, достойного воплощения в виде монументальной скульптуры в центре Москвы, российскому обществу предлагается... оружейник Калашников и его автомат, разработанный в 40-х годах прошлого века. История новой России длится без малого тридцать лет, но самые вдохновляющие победы страны по-прежнему живут в ее далеком прошлом.

 

Памятник оружейнику Михаилу Калашникову в Москве. На открытии монумента министр культуры РФ Владимир Мединский заявил, что «автомат Калашникова — настоящий культурный бренд России»

Памятник оружейнику Михаилу Калашникову в Москве. На открытии монумента министр культуры РФ Владимир Мединский заявил, что «автомат Калашникова — настоящий культурный бренд России»

Пропагандисты на федеральных телеканалах любят с ностальгией вспоминать дряхлого, но такого доброго генерального секретаря, лукаво уверяя зрителей, что застой его имени — это в целом неплохое времечко. Расчет, конечно, идет на то, что часть аудитории напрочь забыла жизнь накануне краха СССР, а часть просто ее никогда не видела и не знала. Но вопрос все же остается: для кого же это время было неплохим? Вряд ли для тех, кто был вынужден стоять в унизительных очередях за элементарными бытовыми товарами, а чуть позже — и за едой, которую начали продавать по талонам. Конечно, цель подобных пропагандистских пассажей очевидна: прочно утвердить в сознании мысль, что и сегодняшний застой — неплохое время. Что это не застой, а стабильность. И что ситуация, когда страна почти два десятилетия находится во власти одного человека и ограниченной группы его приближенных, — это тоже неплохо.

Сегодняшняя Россия живет без главного образа — образа своего будущего. Образа того, что мы строим, к чему стремимся, какую страну хотим оставить следующим поколениям. Правящий клан скрывает свои истинные цели. Куда «пастырь ведет свою паству»? В общество «суверенной демократии»? В «капитализм с человеческим лицом»? В общество развитого обскурантизма? Или куда-то еще?

Впервые надувная скульптура Артура Ван Балена появилась в Москве 6 мая 2013 года на митинге «За свободу» на Болотной площади. Гигантская серебряная пила — метафора «распила» бюджета и коррупции — в окружении самодельных баннеров, под выкрики протестантов игриво подпрыгивала над толпой вдоль набережной. Пилу по очереди, словно реликвию, проносили поэты, художники, журналисты, пенсионеры и другие участники митинга. Монументальная и устрашающая с одной стороны (длина пилы составляла 12 метров), игрушечная и наивная с другой (ее смешные округлые зубцы никому не могли причинить реальный вред) — она как оружие супергероев из комиксов придавала протестующим решительности.

Но «мир грез», созданный берлинским художником, быстро развеялся с наступлением новой волны экономического кризиса и общественного застоя. Четыре года спустя протестные митинги едва ли собирают тысячу участников. Бывшие оппозиционеры эмигрируют, меняют политические ориентиры и профессии, журналисты некогда оппозиционных СМИ переходят на службу в федеральные, а протестное искусство институцианализируется и демонстрируется в музеях как окаменевший артефакт с поля проигранной битвы.

Вопреки многочисленным предсказаниям, что осенью 2017 года в России повторятся события 100-летней давности, юбилей революции встречается в состоянии неподвижного кокона на фоне массовой гражданской апатии.

Филиппинский активист и правозащитник Никанор Парлас считает, что именно в «коконе» происходит концентрация энергии преобразований. В своей статье «Эффект бабочки и социальные трансформации» он сравнивает общественно-политические изменения с процессом превращения гусеницы в бабочку, когда в ее коконе старые клетки начинают постепенно вытесняться новыми: «Люди, которые инициируют политические и социальные перемены — “имагинальные клетки” общества. Процесс социальной трансформации начинается с появления таких индивидов, которые несут в себе зачатки будущего».

Воспитанием новых «имагинальных клеток социума» в какой-то степени и занимается Ван Бален посредством воркшопов и акций Tools for Action в разных городах мира. Собирая за одним рабочим столом активистов, студентов и школьников, которые во время совместного изготовления надувных скульптур знакомятся друг с другом и дискутируют на темы экологии, расизма, ксенофобии, социального неравенства и коррупции, он способствует рождению новых молодых сообществ, готовых направить свои энергию и воображение на построение лучшего будущего.

 

Мастер-класс в дортмундской школе по изготовлению «воздушных» кирпичей для перформанса «Балет баррикад» в рамках проекта «Зеркальная баррикада» (2016). Акция символизировала протест местных жителей против марша неонацистов. За проект Артур Ван Бален был удостоен премии Министерства культуры Германии.

 

Интересно, что российская власть предлагает иного рода интерпретацию биологического метаморфоза. Ее аутоиммунной реакцией на протесты 2011–2013 стало повсеместное распространение мифа «о вечной исторической России», в которой вопреки революциям, войнам и крушениям политических строев, в целом ничего никогда не менялось. Следуя этой логике, единственный исход, которым могут обернуться общественно-политические колебания в коконе-социуме — это бабочка в виде великой и могущественной Российской державы, способная подавить любое инакомыслие и неподчинение во имя установления абсолютных правил и исторической справедливости. Если бы в России возобновилась традиция массовых патриотических парадов, то символом страны вполне могла бы стать гусеница, уверенно и самодовольно ползущая по истории в одном направлении.

Подошел пузатый человек с лицом, напоминающим картофельный клубень, с иконкой на груди, изображающей Юрия Гагарина в золотом нимбе, и забормотал громко, помогая себе короткопалой рукой, сложенной совком:
— Россия окуклилась! Панцирь треснул! Ослепительная бабочка государственности российской вырывается на волю, чтобы явить себя человечеству во всей духовной красе! Сияющим ракетоносцем воспарит она над миром, знаменуя новую эру человечества! Лики Сергия Радонежского и Иосифа Сталина на ее крылах! Нетварные лучи русской духовности источает она! Они пронзают землю! Трубный глас раздается над миром: народы и государства, покайтесь, соберитесь под знамена Пятой империи, и великое преображение Земли узрите!

Владимир Сорокин, «Фиолетовые лебеди»

 

Личинку-гусеницу Ван Балена в российском контексте можно интерпретировать по-разному. Мы не знаем, что вылупится из нее на этот раз — будет ли это бабочка с крыльями цвета радуги, ядовитая моль, или же стадия кокона затянется на десятилетия. Вдохновленная антифашистской надувной скульптурой 30-х годов, она предлагает провести эксперимент — «сможем ли мы апроприировать образ из прошлого и трансформировать его в символ надежды?»

 

Фото: Евгения Зубченко

Фото: Евгения Зубченко

 

Своим карнавальным блеском, не уступающим скульптурам Джеффа Кунса, гусеница приглашает зрителей объединиться и отпраздновать наше сосуществование и взаимозависимость во времена, когда все мы одинаково уязвимы перед терактами и экологическими катастрофами. Словно троянский конь она появилась в Парке Горького, чтобы восстать против апатии и общественной разрозненности. Взяв Россию за отправную точку, гусеница продолжит скользить по миру в поисках новых единомышленников. Являясь символом бесконечного движения и трансформации, она одновременно служит напоминанием, что все мы — часть единой экосистемы.

 
Выставка Артура Ван Балена «Метаморфоз» открыта в ЦТИ «Фабрика» до 30-го ноября 2017 года.
Куратор: Вероника Комарова.
Адрес: Москва, Переведеновский переулок, 18
 
Подробнее: fabrikacci.ru/proekt-metamorfoz-artura-van-balena
Сайт художника: toolsforaction.net

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal