Мы все делаем правильно

Мой близкий товарищ Игорь предложил мне поучаствовать в проекте, запущенном им пару месяцев назад совместно с Антоном Мэйком и Софьей Польской, — начать публиковать здесь какие-то тексты. Прежде чем приступить к рецензиям на деятельность тех или иных «партизан» я хотел бы уточнить правомочность самого термина. Его уместность, если угодно, — применительно к той деятельности, о которой ребята настроились вести разговор и которую стремятся стимулировать. Из словаря узнаем: «Партизанское движение является проявлением народной войны против воинских подразделений и администрации, которые население считает чуждыми и оккупационными». Специфика такой войны предполагает необходимость скрываться и прятаться, дабы не быть пойманным и уничтоженным этими оккупационными властями. В арсенале методов борьбы преимущественно заметны — саботаж, теракты, диверсии. А сами исполнители должны оставаться незамеченными большинством оккупированного населения, чтобы захваченные граждане не донесли в гестапо на непокорных. Вот об этой вменяемой в обязанность партизанам «незаметности» я бы и хотел подискутировать.

К сожалению, наша страна знает не только героические периоды для партизан, боровшихся с оккупациями — французской в 19-м, и фашистской в 20-м веке. Семья моей бабушки, например, была партизанской — они прятали в подполе высотой чуть более метра, вырытом в земляном полу своей мазанки, евреев, спасая тех от концентрационных лагерей. Она сама четырнадцатилетняя прожила там полгода. Но кроме подобных достойных почета и уважения партизан есть и более заметное, известное в сегодняшней городской жизни явление — т.н. «партизанский маркетинг» — нелегальная реклама, наносимая на стены и особенно на асфальт, желающими подзаработать граффитчиками. Вот два полюса, два значения слова и два разных смысла, между которыми балансирует сегодняшнее движение «городских перепланировщиков». Первый полюс прекрасен своей героикой и, слава богу, в сегодняшних реалиях трудно вообразим и скорее всего — недостижим. Второй отвратителен, жалок, сомнителен и он удобен, как овраг, в который так просто скатиться.

Партизаны-рекламщики прячутся под покровом ночи, размещая свои трафаретные надписи на тротуарах наших городов. Им есть от кого прятаться. Так же, как есть от кого прятаться тем, кто отсиживался многие годы в своих уютных норах — элитных аппартаментах — в ЦАО или загородных резиденциях за трехметровыми заборами, перемещаясь между ними и престижной работой/модным рестораном/пафосным клубом на дорогом авто. Прятаться им приходится от более сознательных горожан, или от тех, которых они довели до животного озлобления собственным сибаритством и наплевательским отношением к окружающей среде. Но главным образом все вышеуказанные и подобные им персонажи прячутся от собственной совести, понимая, что профукали город и право в нем жить; стыдясь собственной атомизированности и вопиющего индивидуализма. Они правильно делают, что прячутся. Обывателю так уютнее, — слишком уж он виноват перед городом, — потому-то и отсиживается дома, за экраном монитора или своими комфортными приготовлениями подарков под елкой для близких.

Обыватель анонимен. Анонимность удобная штука, — чтобы избегнуть ответственности... Анонимны пакостники; анонимны вредители; анонимны воры; анонимны грязнули, не смывающие после себе в общественном туалете... То, что сегодня десятки тысяч москвичей — так скажем «интеллигентных обывателей» стали выходить на площадь, желая восстановить свои политические права, вселяет некоторую надежду. Главное, чтобы они проснулись по-настоящему. Надо контролировать жизнь вокруг себя и отвечать за свои поступки ежедневно, а не только поддаваясь массовой эйфории — суть тому же сну только чуть более красочному, кричать об украденных голосах в субботу после ненавистной рабочей недели, придя на митинг, а не поехав по привычке по магазинам/клубам/выставкам.

Так почему же тогда должны прятаться сегодняшние городские активисты или художники, если в их задачи не входит навредить окружающим; если их деятельность — честная, нужная и полезная городу и людям? Чего и кого они должны стесняться?

И почему им рекомендуется самим таким определением для их деятельности как «партизанинг» быть незаметными и анонимными? От кого должен прятаться человек, закрашивающий кричащее, визуально агрессивное по форме и пустое по содержанию граффити (подавляющее большинство сегодняшних граффити — субкультурного характера, в основе лежит имя автора, выполненное в его персональном стиле и технике)? Кому-то разве так уж нравится заполонившая всё реклама? Или она легитимизирована (она псевдолегальна, т.е. оплачена — да, — но это не значит легитимна, я настаиваю) основательно защищена тем, что за нее заплатили деньги, настолько, что стыдно содрать ее среди бела дня, дабы избавить окружающих от навязчивых призывов купить очередное авто или взять кредит со скрытыми, прописанными мелким шрифтом кабальными условиями процентной ставки? Кому так мешают уличные художники, сообщающие окружающей бесчеловечной действительности новые смыслы, комментирующие ее иронично или декорирующие город, в конечном итоге очеловечивая его доступными им средствами? Коммунальным службам? или милиции? Не смешите меня — скорее первых и вторых давно стоит распустить за халатное отношение к своим обязанностям и сквозную коррумпированность.

Прятаться, отгораживаться охраной, плодя и так безмерно раздутое количество взрослых людей, страдающих от безделья вынужденного, или как-то еще проявлять свое «цивилизованное хамство» принуждён всякий житель этого города, делающий что-то во вред городу и его населению. Гадящий выхлопами и перегораживающий, отнимающий пешеходную зону своим персональным авто; портящий фасад безвкусной рекламной конструкцией; бесконтрольно приобретающий все новые и новые товары потребления, потворствуя собственному фетишизму, — чтобы потом выкинуть их, как только они выйдут из моды, или в случае незначительной поломки, — увеличивая и так чудовищное количество производимого сегодняшней мещанской (городской) цивилизацией мусора...

«Если то, чем я занимаюсь я же и не могу "отбазарить" в случае возникновения конфликтных ситуаций, — то, значит грош цена таким занятиям. Значит — нет в них справедливости и нет произрастающей из него внутренней уверенности, способной защитить меня от недовольных моими делами горожан» — такой логикой я предлагаю руководствоваться активистам, — а не прятаться за партизанством, партизанингом, наследуя и подражая тем, кого съедает стыд.

Нам стыдиться нечего. Мы все делаем правильно.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal

Комментариев (3)

  1. Не устоял, чтоб не прокомментировать.
    Спасибо за текст, Кирилл.

    • меньше комментировать, больше дискутировать :-)

  2. Претенциозный Критик

    Пропустил букву. Ну ничего страшного. Мы ведь ему респектуем, не за то что он пишет.