Интервью с Зевсом (перевод из книги «Beyond the Street. The 100 Leading Figures in Urban Art»)

Зевс (ZEVS) — парижский художник, получивший прозвище в честь поезда, который чуть не сбил его во время рисования на стене. Художник стал широко известен благодаря серии работ с логотипами мировых корпораций, таких как Nike, McDonald’s и Louis Vuitton. Заливая и забрызгивая краской, Зевс создает иллюзию их растворения, или, как он это расценивает сам, — их ликвидацию. В серии «Визуальные атаки» пулевыми ранениями между глаз художник «забомбил» модели на многочисленных рекламных билбордах и лайтбоксах. Зевс также приобрел «дурную славу» за свою серию «Визуальное похищение», состоявшую из запутанного насильственного похищения образа женщины с огромного постера компании Lavazza в Берлине и требования выкупа.

 

Что тебя заставило стать уличным художником первоначально?

Как двенадцатилетнему школьнику мне нравилось тэгать. Я регулярно ставил свои подписи по дороге в школу. По выходным я катался в парижской подземке и видел мои тэги на поездах и улицах города. Более всего меня вставляло чувство возможности выражать себя и понимание того, что я оставляю свои знаки. Но также для меня это был способ найти свой путь в городе, оставляя маленькие следы в Париже, используя их как точки, подобные меткам, которые обычно размещают на протяжении троп, для того, чтобы не заблудиться. Затем, повзрослев, я познакомился с творчеством художника Баския, жизнь и работа которого подвели меня к моему сегодняшнему творческому методу.

Ты «отымел» некоторые лого корпораций, таких как Chanel и McDonald’s. Это преднамеренная атака на культуру корпораций? Ты зависишь от создания коммерческих работ или у тебя есть корпоративный спонсор?

Да, это визуальный штурм. Я беру лого и переворачиваю его воздействие — выворачиваю течение энергии. Это не имеет отношение к антирекламе, это больше о том, чтобы показать мощь логотипа, способного быть обращенным против самой компании. Если компания просит меня ликвидировать один из их лого, я отказываюсь. Я четко обозначаю дистанцию между мной и компаниями, с чьими логотипами я оперирую. Но если они хотят купить одну из моих картин — тогда, конечно, пожалуйста.

 

Ты был арестован в Гон-Конге за закрашивание лого на магазине Chanel или Armani? Что ты чувствуешь из-за этого частного эпизода?

Это не был первый случай моего ареста за то, что я делал работу на улице, но в целом мой опыт в Гон-Конге был неудачным. Они не поняли, что я старался сделать. Моя работа с логотипом Chanel не подразумевала вандализма, это было преходящим. Идея состояла в том, чтобы показать, что лого не вечно и может быть легко уничтожено. Но они отказывались понимать, что отчистить фасад здания от моей работы достаточно просто, и в итоге я провел три дня в тюрьме. Они настаивали, чтобы я выплатил им семь миллионов гонконгских долларов, что примерно составляет полмиллиона евро! — на очистку здания от моей работы. Фарс в том, что разрешение всей истории заняло около месяца судебных процедур, тогда как работа могла быть просто отмыта за считанные минуты. Находясь в этой мерзкой тюремной клетке меня осенило, что я столкнулся с темной стороной Гонконга — не города яркого света и коммерциализации, а его репрессивной гранью.

 

Какая идея лежала в основе «Визуального похищения»?

Мое «Визуальное похищение» было иной стратегией реверсирования. Рекламодатели, используя огромные образы красивых людей, воруют внимание общественности. В 2002 году я отреагировал на это похищением женщины с гигантской рекламы Lavazza на Александерплатц в Берлине. Я выбрал именно ее, потому что она была колоссального размера и очень сексуальной — превосходная жертва. Когда общественность заметила пропажу женщины, возникла шумиха с требованиями возврата модели, спровоцированная немецкими средствами массовой информации. Я связался с компанией обладающей правами на эту рекламу и предложил за возвращение модели выкуп в 500 000 евро. Я озвучил именно эту сумму, поскольку непреднамеренная гласность моей интервенции сама выработала стоимость ее ценности для них.

 

И они заплатили выкуп?

Да, они передали деньги на хорошее дело — музею современного искусства в Париже Palais de Tokyo.

Что ты ценишь больше: работать на улице или участвовать в выставках?

Мне нравится и то и другое, но это разные опыты. Улица похожа на мастерскую — сродни огромному холсту, но без границ. К тому же, когда ты делаешь работу на улице, она сопровождается выбросом адреналина, и, как все варианты адреналинового переживания, это определенная зависимость. В галерее глотнуть его невозможно. В галерее это игра на понижение духа (энергии). Люди приходят, судят о тебе по твоим работам. Это странное ощущение. По тем же причинам галерея позволяет мне показать мои фотографии, чего я не могу делать на улице. Честно говоря, галерея позволяет мне заработать продажей моего искусства.

 

Перформанс Зевса в московском центре дизайна ArtPlay, 2010.

Что дает тебе как художнику большее наслаждение?

Свобода.

 

Выходные данные книги:
Patrick Nguyen, Stuart Mackenzie (Eds.)
Beyond the Street. The 100 Leading Figures in Urban Art.
Gestelten, Berlin. 2010
Перевод: Мария Новикова, выставочное пространство «Протвор», С. Петербург.
 
Персональный сайт художника
Документальный фильм о Зевсе
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal