Владимир Злоказов про велосипедизацию Екатеринбурга

На проходящий сейчас в Москве «Делай Сам» нам удалось привезти нескольких знаковых персонажей, с которыми давно хотелось пообщаться живьем, один из них — Владимир Злоказов, архитектор, урбанист, автор блога «Живые Улицы».

В рамках саммита Владимир провел воркшоп по переобустройству Тверской улицы, подробнее о результатах и перспективах этой инициативы мы напишем позже, а сейчас публикуем интервью с человеком, благодаря которому Екатеринбург быстрее других городов России может стать по-настоящему bike-friendly.

 

— Привет! Расскажи, пожалуйста, о том, с чего начался твой интерес к городам.

— Подспудно это все началось еще со школы и закончилось тем, что я поступил в архитектурный институт в Екатеринбурге. Но по-настоящему меня заинтересовала тема городской среды, когда я съездил с хорошим погружением в Париж и понял, что что-то с нашими городами не так. Есть какое-то качество вне архитектуры, вне автомобильного транспорта — как я говорил, что был в то время заядлым автомобилистом — которое делает город комфортным для нахождения в нем. И мне стало интересно, что это за качество и как его достигнуть, есть ли какие-то инструменты для этого.

Я стал исследовать этот вопрос, искать информацию, читать сначала блоги, какие-то ресурсы зарубежные, ну а потом перешел на книги — Джейн Джекобс, Уильям Уайт, Ян Гейл и так далее. Так собственно интерес к городам и родился.

— Твои проекты по переобустройству улиц построены на твоей лично инициативе? Ты увидел проблему и решил сам предложить решение?

— Да, поскольку я архитектор, у меня есть некий навык проектирования и могу его применять, то есть я могу сделать какое-то проектное предложение. Это была моя инициатива, я это могу и я подумал, почему бы мне собственно не попробовать.

 

Широкие улицы без светофоров — серьезное препятствие для велосипедистов. Подземные переходы — не лучшее решение для города для людей.

— Тебе предлагали заниматься перепланировкой в Екатеринбурге или ты как раз через такую личную инициативу хочешь к этому прийти, что называется, снизу.

— Нет, мне никто естественно этого не предлагал, никто меня и не знал. Я начал этим заниматься и постепенно приобрел некоторую известность на этой почве. И сейчас есть начинания, которые скажем пока в зародыше: мне предложили (муниципалитет) сделать концепцию развития одной из главных улиц в Екатеринбурге.

 

«Ну вообще тут важно умение делать себе пиар в этой сфере. Потому что если бы я просто сделал проект и где-то его тихонько разместил, то никто естественно не узнал бы и не заметил»

 

— Хорошо, давай по порядку: ты сделал проект, каковы были следующие этапы — какова была реакция общественности, архитектурного сообщества, как об этом узнали чиновники и как они вышли на тебя или ты вышел на них?

— Ну вообще тут важно умение делать себе пиар в этой сфере. Потому что если бы я просто сделал проект и где-то его тихонько разместил, то никто естественно не узнал бы и не заметил. То есть я сделал проект и начал пытаться его раскручивать всеми доступными мне способами — через вконтакте, фэйсбук, твиттер, на форумах, на строительном форуме SkyscraperCity — есть такой, широко известный в узких кругах. И люди постепенно заметили и в результате сложилось некое сообщество, не знаю, сочувствующих что ли, которые тоже начали в свою очередь как-то комментировать на других блогах: вот вы видели там такой проект, вот как нужно делать велодорожки, например, или вот как нужно делать автобусные остановки и так далее.

 

Параллельная парковка может быть отличным решением, создавая парковочные места и отгораживая пешеходов от потока машин. Кроме того это решение отлично сочетается с выносной автобусной остановкой (вместо неудобных карманов).

Постепенно информация распространилась, и в конечном счете мне через знакомых, которых я приобрел на почве этой деятельности, удалось выйти на то, чтобы встретиться сначала с комитетом по благоустройству в Екатеринбурге, потом с комитетом по транспорту. Потом я познакомился с вице-мэром, сейчас зам. главы администрации, которого это все заинтересовало. Сам он достаточно прогрессивно высказывается про то, что город должен быть пешеходным — должен отдавать предпочтение пешеходам, общественному транспорту. Он прогрессивно высказывается, но он не является специалистом, он управленец и у него нет этих узко-специализированных знаний как конкретно это сделать, и поэтому, я думаю, он и заинтересовался, что вот появился человек, который предлагает какую-то конкретику.

— Можно ли говорить, что произошел какой-то сдвиг и с чем это связано — с политической ситуацией, влиянием Москвы или это связано с ситуацией в Екатеринбурге? В Москве эти изменения начались на волне общего недовольства положением дел.

— У нас этот человек (Евгений Липович) уже некоторое время работал еще до назначения Собянина в Москве. Ситуация такая же кризисная, у нас конечно нет таких пробок, чтобы стоять по два-три часа, но и город конечно меньше. Пробок меньше, но они конечно есть и никому это не нравится. Не хватает парковочных мест и проблемы с общественным транспортом: у нас нет по сути метро, только одна линия, но на ней не уедешь в большинство районов, а весь остальной общественный транспорт наземный, он никак не защищен от смешанного трафика и поэтому он точно так же стоит в пробках. Общественный транспорт плохо работает, и, поскольку не хватает парковочных мест, все паркуются на тротуарах — пешеходная среда постепенно деградирует. Все хуже и хуже постепенно становится. Есть этот кризис и есть понимание, что так дальше жить нельзя и что нужно что-то менять.

 

Велополоса и два ряда для озеленения, велопарковок и прочей инфраструктуры. Озеленение улиц — важная задача.

— Какое отношение к велосипедам в обществе? Готовы ли люди использовать их?

— С велосипедами интересный вопрос. Я немного из далека начну. Я на самом деле не был никогда таким вело-фанатом, я ездил в детстве на даче на велосипеде и, пожалуй, этим мой велосипедный опыт ограничивался. Но, когда я начал изучать всю эту тему городской среды, я обнаружил, что эта тема велосипедов очень развита — есть некий персональный транспорт, который, в отличие от автомобиля, экологически чистый, занимает мало места и вообще классно на нем ездить. Я подумал, почему бы не попробовать, и купил велосипед и начал на нем ездить. И так мне это понравилось, что езжу уже два с половиной года — езжу круглый год. И зимой тоже: я купил его весной, ездил все лето, потом мне не захотелось вновь пересаживаться на автомобиль и купил шипованные колеса себе. В целом, количество велосипедистов в Екатеринбурге визуально растет с каждым годом. Не сказать, что это велосипедный город, но видно, что количество увеличивается. Сейчас увидеть велосипедиста зимой не является каким-то шоком.

 

«Велосообщества в основном настроены против каких-то велоструктурных изменений, поскольку люди считают, что все равно все сделают плохо, нас загонят в эти резервации велодорожек, будет неудобно, нас начнут полицейские за что-нибудь штрафовать»

 

— Есть ли в Екатеринбурге комплексно разработанный план рекомендованных веломаршрутов?

— Нет, пока такого нет. Есть велосообщества и надо сказать, что велосообщества в основном настроены против каких-то велоструктурных изменений, поскольку люди считают, что все равно все сделают плохо, нас загонят в эти резервации велодорожек, будет неудобно, нас начнут полицейские за что-нибудь штрафовать. Короче все настроены на то, что все оставалось как оно и есть. У меня есть какие-то наработки, как могла бы выглядеть сеть велодорожек в Екатеринбурге, каким образом конкретно ее прокладывать — именно техническое решение как это сделать — за счет газонов, изменения парковочных мест и так далее. Я стараюсь постепенно эти наработки в муниципалитет и велообщественности предлагать. Какое-то количество сторонников появляется и там, и там. Но моя цель-максимум, чтобы выйти на разработку полноценного мастер-плана для города, чтобы это все стало некой комплексной программой.

 

Выделенные полосы для общественного транспорта.

Но тут есть ряд проблем: во-первых, так как законодательство никак не требует учитывать велисипедистов, соответственно, чиновники не торопятся этого делать, поэтому все держится на инициативе отдельных людей. Т.е. у нас есть добрая воля замглавы администрации, есть моя активность и еще ряда людей. И все держится на этом, поскольку нет никаких закрепленных норм на этот счет, все может остановиться точно так же просто, как и началось. Другая проблема в том, что у нас существует определенная процедура госзакупок, которая не позволяет городу взять просто и сказать, ладно ты можешь сделать мастер-план, вот такая-то сумма. Поскольку это большая работа и я не могу ее сделать в свое свободное время, нужно работать full-time над этим и это займет некоторое время. Так что видимо придется каким-то образом оформлять официально эту деятельность и проходить через процедуру госзакупок.

— Поскольку до сих пор нет закона регламентирующего велодвижение (этот закон уже несколько лет пытается продвинуть ВТС), что вы делаете в связи с этим в Екатеринбурге?

—Да, до чего сейчас удалось дойти: принято решение разработать местные рекомендации как конкретно проектировать велодорожки. Почему к этому пришли? Потому что есть решение устраивать велодорожки при реконструкции и строительстве новых улиц. Это хорошо, но проектировщики, которые никогда велодорожек в жизни не видели и большинстве своем относятся к ним либо нейтрально, либо прямо негативно, они не вкладывают большого в них смысла. Ну просто они заложили их в профили, но на перекрестке их нет, на пересечении с проездами как-то плохо все решено, все это очень формально и пользоваться этим проблематично. И поэтому принято решение, что нужен какой-то свод рекомендаций, как конкретно все это должно выглядеть.

— Это важный для нас вопрос, насколько тебе удается задействовать людей (местных жителей, велосипедистов) в разработке своих проектов?

— Поскольку эта деятельность в некотором смысле профессиональная, все равно она предполагает наличие некоторых проектных навыков. Я, по сути, работаю сейчас один, но я стараюсь сверяться с реальностью. Когда у меня появляется какая-то наработка, я стараюсь выкладывать в интернет, показывать людям, чтобы получить какой-то отклик, что да, это интересно или это полная ерунда. И на основе этих откликов... я конечно не учитываю, если мне прямо сказали два человека, что это ерунда, то все, нужно забросить этот проект. Но я стараюсь как-то иметь в виду то, какие вообще мнения существуют. Мне бы конечно хотелось, чтобы больше людей принимало участие, потому что просто процесс быстрее пошел бы, но пока я не нашел какого-то подходящего формата.

 

Тротуары в Москве заполнены различными конструкциями. В качестве альтернативы можно отказать от столбов вообще.

— Может быть использовать интерактивные карты или опросы?

— Я пробовал сделать в начале своей деятельности такую любительскую карту, удобную для размещения веломаршрутов. Но проблема оказалось в том, что каждый подразумевает под удобством разные вещи: кто-то ездит только по тротуарам, поэтому для него это обозначает тротуары, где меньше всего бордюров. Кто-то ездит и про тротуарам, и по проезжей части, но не по оживленным улицам — это как раз мой случай сейчас — и это другие маршруты абсолютно. Кто-то может ездить по проезжей части, даже по оживленным трассам, и ему удобный маршрут — просто, где есть прямая дорога, хотя она может быть абсолютно смертоубийственна для большинства людей. И поэтому этот проект в некотором смысле провалился, так как у всех разные представления о том, что такое хорошо и что такое плохо — не удалось на этот счет прийти к какому-то единому мнению.

 

«Но проблема оказалось в том, что каждый подразумевает под удобством разные вещи — кто-то может ездить по проезжей части, даже по оживленным трассам, и ему удобный маршрут — просто, где есть прямая дорога, хотя она может быть абсолютно смертоубийственна для большинства людей»

 

— Пока что ты ограничиваешь свою деятельность Екатеринбургом. Как бы ты отнесся если бы тебе предложили твой опыт и твои взгляды использовать, к примеру, в Москве? Ты бы хотел попробовать или хотел бы получить какие-то более конкретные результаты в Екатеринбурге и дальше с этим экспериментировать и работать?

— Мне кажется, что у Екатеринбурга есть хороший потенциал в плане развития велотранспорта, потому что город компактный, там не так много оживленных магистралей, которые являются барьерами для велосипедистов, он относительно плоский и там достаточно регулярная улично-дорожная сеть. Это делает его потенциально очень велопригодным. И кроме того, поскольку я там живу, я знаю контекст и многие вещи я знаю сам — где какие маршруты проложить — и так далее. Не нужно проводить много исследований. Например, мне нужно провести исследование на предмет тех районов, которые мне не знакомы, в которых я не бываю например. Но основную часть города я знаю.

 

При повороте в переулок водителю должно быть очевидно, что он пересекает пешеходную зону и велополосу, а не наоборот.

Поэтому да, я концентрируюсь на Екатеринбурге, но в силу того, что я там живу, в силу того, что я его понимаю и у него есть потенциал. Что касается Москвы, я в общем не против поработать с Москвой, даже это очень интересно — большой город, большие возможности. Собственно, если меня пригласят, то я не откажусь. Но поскольку я город знаю плохо, тут мне нужно будет более детально подойти к исследованию вопроса. Потому что, например, на данный момент мне сложно представить как сделать Москву велопригодной, поскольку здесь очень много улиц без светофоров, без каких-то нормальных пересечений по земле, которыми могли бы пользоваться велосипедисты — мне вообще сложно представить как люди могут здесь ездить, просто потому, что я этого не видел. Наверное как-то ездят, люди всегда находят выход, но я не могу его себе пока представить. Я просто знаю, что у нас в Екатеринбурге такие дороги оживленные, с большим количеством полос без светофоров — это настоящая преграда. Нужно искать место, где ее пересечь.

— В какие моменты имеет смысл использовать низовые инициативы, а в какой напрямую выходить на чиновников?

— Важно, чтобы было некое общественное мнение, которое все эти вещи поддерживает. Поскольку чиновники, даже если они абсолютно неподконтрольны прямым образом обществу, все равно не заинтересованы в том, чтобы люди были недовольны. Они все-таки стараются, чтобы соблюдать статус кво, чтобы все были более или менее удовлетворены. Даже если это не получается, это не значит, что они не стараются. И поэтому это важно, чтобы те вещи, которых мы хотим добиться, чтобы они в обществе проговаривались, чтобы они считались актуальными.

Что касается самих чиновников, то когда с ними работаешь, нужно запастись терпением, процесс идет очень медленно. Тут, с одной стороны, можно понять, взять того же главу администрации — у него масса людей в подчинении, масса проблем, масса вопросов, которые он решает, и твой вопрос — может быть один из нескольких десятков, которые он должен решить в течение какого-то времени. Поэтому просто нужно запастись терпением и последовательно, регулярно, этим вопросом заниматься — его поднимать, поднимать. Разбить задачу на какие-то шаги: сейчас делаем это, сейчас делаем то. Не надо ожидать многого сразу, так не получится.

 

Примеры городской перепланировки в Европейских городах, которые столкнулись с засилием автомобилей еще в середине второй половины прошлого века. Мировая практика показывает, что обдуманное закрытие крупных магистралей в черте города не только не увеличивает каличество пробок, но и наоброт улучшает трафик на соседних улицах.

— То есть твоя рекомендация это популяризировать какие-то правильные идеи в обществе и работать с людьми, а с другой запастись терпением при работе с чиновниками?

— ...да, при работе с чиновниками. Я понимаю, что конечно такой подход: да, вы там чиновники, у вас все так медленно, у вас бюрократия и ничего не получится и поэтому ну вас нафиг — имеет право на жизнь, но так не добиться цели. То есть тут два подхода может быть: это заниматься политической деятельностью и заниматься конкретным продвижением идей — это разные на самом деле задачи. Потому что, если занимаешься политической деятельностью, скажем претендуешь на выборный пост, тут можно критиковать на полную катушку и, например, у нас сейчас нет выборов мэра Екатеринбурга и я не исключаю, если бы они были у нас, то я бы возможно не стал работать в таком направлении, я бы может быть включился в команду какого-нибудь оппозиционного кандидата, мы бы разработали эту программу. Сказали «вот наша программа» и если вы нас выберете, мы будем реализовывать эту программу — это один подход.

Другой подход — это работать с теми людьми, которые уже есть. И поскольку ситуация сложилась такая, какая она есть, что нет выборов мэра, сейчас у нас система с сити-менеджерами, то я работаю вот так, как работаю. То есть с теми людьми, которые уже работают в администрации.

 

— Расскажи про сегодняшний воркшоп.

— Я не буду притворяться, что я знаю Москву, что хорошо знаю район Тверской. Я попробую изложить некий инструментарий — некий набор приемов, который мы можем применить там, что касается пешеходной среды, велоинфраструктуры, общественного транспорта. И потом попробуем общими усилиями, глядя на карту, попробовать этот инструментарий применить. И может быть, если будет интернет, посмотрим пару роликов по тому, как улицу можно вообще преобразовать.

— Последний вопрос про политическую ситуацию. Что ты чувствуешь после выборов и какая твоя стратегия на ближайшее время?

— Ситуация такая, что протестная активность спадает и это, в принципе, понятно — люди не могут митинговать каждые две недели. Люди показали, что они есть, и это хорошо. Сейчас нужно просто прийти к пониманию того, что это забег на длинную дистанцию, это марафон. Сейчас не конец 80-х, когда был раскол в элитах, кто-то был за перемены, кто-то против перемен. Сейчас мы имеем дело с государственной машиной, и она настроена на то, чтобы сохранять саму себя. И поэтому нам придется долго и упорно работать, чтобы как-то привести ее к тому состоянию, которое нужно нам — обществу.

 

Блог «Живые Улицы»:
www.livestreets.ru
 
Презентация Владимира Злоказова:
zlokazov-sdelai-ulitsu-sam.pdf
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal

Комментариев (2)

  1. Михаил

    Владимир! Срочно постарайтесь установить со мной контакт. Ваши блестящие идеи обречены на провал. Есть другие пути их реализации. Нам нужно просто побеседовать. И у Вас откроется второе дыхание.

  2. Дарья

    хм, интересно почему обречены на провал. Поделитесь!)