Джоэл Розенберг — городской садовод из Хельсинки

Интервью с участником последнего марафона городских действий «Делай Сам» в Москве — координатором Dodo из Хельсинки. После его воркшопа по городскому озеленению и созданию семенных бомб мы пригласили Джоэла в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию, чтобы показать ему теплицы и выбрать растения для зеленых городских интервенций.

 

Dodo, организация, в которой ты сейчас работаешь, — по большей части некоммерческая, а это значит, что большинство проектов не финансируется, и люди, вовлеченные в них, не могут полностью посвятить себя тому, что им действительно не безразлично — проблемам окружающей среды — просто потому, что кроме этого они должны зарабатывать себе на жизнь. Как ты думаешь, можно ли обеспечить проекты финансированием и дать возможность людям на них зарабатывать?

Ну, я думаю, что когда ты делаешь любимое дело, которое тебе не безразлично, денежный вопрос теряет свою значимость. Все мы делаем это для своего же удовольствия, потому что это наполняет нашу жизнь смыслом и делает ее захватывающей. Мы, по своей сути, похожи на художников — каждый из нас нуждается в самовыражении. Если говорить конкретно об городском озеленении, в этом движении есть пара способов заработать денег; например, мы арендуем участки земли для тех, кто хочет вырастить свои овощи. Некоторые из наших активистов также проводят лекции о городском садоводчестве. Я тоже недавно был приглашен принять участие в проекте с одним из крупных универмагов в Хельсинки и поработать с ними, а теперь я получаю там зарплату, так что озеленение — мое основное занятие на сегодня. Как бы то ни было, садоводчество — одна из многих инициатив Dodo. Если говорить о Dodo в общем, это довольно большая организация с множеством направлений активности, и городское озеленение — лишь одно из них. Некоторые направления финансируются правительством и местными органами власти.

 

 Семенные бомбы, сделанные во время воркшопа Джоэла.

Видишь ли ты какие-либо значимые результаты твоей работы?

Да, определенно. В последнее время все больше людей испытывает интерес к небольшим личным садам. Люди, живущие в многоквартирных домах, покупают у нас деревянные коробки с землей и растениями, так что у них появляется возможность иметь свой личный небольшой сад во дворе.

Также нас все чаще приглашают разбить сад для очередной организации. Раньше это случалось всего пару раз в год, но сейчас тенденция определенно развивается. Кроме того, другие организации тоже начинают заниматься подобными городскими садами. А еще сегодня стало легче найти финансирование для некоторых из наших проектов. Когда мы начинали, нас было всего пятеро, и все — мои друзья. И хотя костяк все еще составляют эти 5 пионеров, сегодня у нас появилось больше последователей. Это стало чем-то вроде системы спутников, когда все объединены через одну группу. И всего несколько недель назад с нами связался департамент городского планирования, чтобы предложить стратегию улучшения жизненных условий в пригороде, использую наши методы. Это огромный шаг, хоть они все еще не особо охотно тратятся на финансирование, а мы хотели бы обеспечить пару наших людей зарплатой с таких проектов, чтобы они могли заниматься этим постоянно. В целом все это очень позитивные знаки.

 

В России существует стереотип, что садоводство — удел пожилых людей. Озеленение, по существу, не считается сегодня прогрессивной тенденцией, так что лишь небольшая прослойка молодежи интересуется чем-то подобным. В Финляндии ситуация такая же? Если да, то что, по твоему мнению, может изменить это отношение?

Прежде всего, стоит лишь следовать за своим сердцем и делать то, во что ты по-настоящему веришь, независимо от нынешних трендов. Так, по крайней мере, я думаю. Городское озеленение, на самом деле, не так популярно среди молодежи в Хельсинки, но совместная работа, чувство объединения, — вот что доставляет удовольствие. Еще один момент заключается в том, что молодых людей тошнит от одних лишь разговоров — им нужны действия — что-то, что они могут сделать собственными руками. Садоводство предоставляет для этого идеальную возможность.

 

Можешь ли ты сказать, что концепция «Думай глобально, действуй локально» относится к твоим проектам?

Есть два уровня, с которых можно подходить к проблемам окружающей среды — первый заключается в содействии международным организациям и инициативам, второй представляет собой работу в локальных сообществах, с реальными людьми, которые тебя окружают. Оба подхода крайне важны. И хотя, конечно, необходимо постоянно подписывать петиции и будоражить общественное внимание, без локальных действий мы не добьемся значительных изменений в сознании людей.

 

В большей части своей работы ты объединяешь методы партизанинга и совместную работу с правительством и местными органами власти. Что, на твой взгляд, более эффективно, и какого рода помощь ты получаешь?

Должен сказать, что объединение различных методов — самая эффективная стратегия. Не всегда легко найти финансирование, но большая часть нашей работы поддерживается и одобряется правительством. Об одном из наиболее вдохновляющих проектов написано в книге Helsinki Beyond Dreams, которую опубликовал всего пару дней назад один из моих друзей. Она об истории городского планирования, обо всех в кой-то мере важных движениях и инициативах, появляющихся в Финляндии. К примеру, «День ресторанов». Он организуется людьми, которые не могут позволить себе открыть собственный ресторан. Впервые его провели пару лет назад в одном из парков Хельсинки, но теперь это ежегодное событие, поддерживаемое властями. Некоторые проекты были бы просто немыслимыми без надлежащего финансирования.

 

Какое влияние эти инициативы оказывают на жизнь в Хельсинки?

Одним из примеров я приведу ситуацию с двумя основными портами в центре города. Раньше возле центра Хельсинки было 2 больших порта, но так как их оттуда убрали, там теперь две огромных площадки, которые можно было бы как-то использовать. Департамент городского планирования, конечно, наметил планы новых жилых застроек. Но понадобится еще лет 20, чтобы подготовить эти участки к застройке, так что сейчас они открыты для временных проектов. К примеру, для контейнеров, в которых устраивают мини-кинотеатры, и т.д. Местные власти поддерживают эти идеи, так как это выгодно для города и создает ему положительный имидж. Это влечет за собой приток туристов и инвестиций. Все это делает город более открытым.

 

Ты можешь сформулировать общую цель своей работы?

В настоящий момент, на самом деле, я не вижу каких-либо целей. Вокруг столько вещей, которые мне нужно сделать. Я составляю эти бесконечные списки дел — позвонить кому-то, вовлечь кого-то, подготовить это, получить то. Как говорится, я за деревьями леса не вижу. Спроси меня об этом лет через 10, может тогда у меня будет ответ.

 

Ты не мог бы рассказать нам еще что-нибудь о своих городских интервенциях?

К примеру, один из моих проектов 6 лет назад, когда мы с несколькими друзьями решили развесить в городе уличные таблички, переведенные на арабский. Идея заключалась в том, чтобы сделать среду немного более привычной для новоприбывших иммигрантов. Ну, подарить им чувство гостеприимства. Мы выбрали несколько названий улиц, которые наиболее подходили нашим целям. У нас была Арабская улица, Улица мира и другие. Потом наш друг из Судана сделал эти таблички, а мы просто их развесили. Мы хотели показать новоприбывшим, что Хельсинки — толерантное место.

 

 Интервенция уличных табличек на Арабской улице.

Другой мой проект, которым я занимался в 2005 году, называется «Проект Гуантанамо». Ситуация в штатах на тот момент, когда к людям относились как к пустому месту, меня действительно бесила. Поэтому на одной из крыш, откуда открывается вид на здание парламента, мы выложили слово Guantanamo из 600 пустых листов бумаги, которые символизировали этих людей.

 

К открытию одного из ботанических садов мы приготовили проект под названием «Твой ежедневный рацион». Существуют официальные рекомендации о том, сколько злаков, масла и фруктов человек должен съедать в день. Я посчитал, сколько еды должен съедать вегетарианец согласно этим рекомендациям, а затем рассчитал, сколько места займет выращивание всей этой еды. Потом мы взяли деревянный обеденный стол и высадили на нем все необходимые растения.

 

Одним из моих последних проектов был проект под названием «Услуги экосистемы». Все ведь знают, как взвешивать фрукты в супермаркете при покупке? После этого мы еще наклеиваем на них небольшой ярлычок с ценой. Мы отправились в магазин, чтобы посмотреть, сколько стоит яблоко, а затем сделали пачку наклеек и, выйдя на улицу, прилепили их к яблокам, растущим на яблоне. Этим проектом я хотел напомнить людям о тех невидимых ресурсах, которые природа может предложить нам в городе, заставить людей понять, насколько эти ресурсы ценны. Одно яблоко стоит совсем немного, что-то около 20 центов за штуку. Это очень ограниченная экономическая ценность. Но то, что природа может нам дать, — безгранично. На это не прилепить наклейку с ценником.

 

Перевод: Алекс Тарасов
Фото: Шушана Манахимова
 
Сайт организации Dodo: www.dodo.org
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal

Комментариев (3)

  1. Name (required)fuzz

    Your message
    *Интервенция уличных табличек на Арабской улице*

    В 1941 году некоторые вывешивали нечто вроде этого, чтобы подарить чувство гостеприимства своим новым соседям:

    http://forum.axishistory.com/download/file.php?id=106842

    А партизанингом тогда называли другие виды городской активности.

  2. Константин

    это у всех дб такой небольшой личный сад, как тот, в котором сделаны фото?

    • Фотки все сделаны в Тимирязевской академии, и по дороге в район Курской. А в конце три проекта Джоэла в Хельсинки.