Взломщики городов

Хактивизм (Hacktivism) — направление на стыке идеологии компьютерного взлома и активизма, сформулированное еще в 1996-м году одним из участников хакерской группировки Cult of the Dead Cow. Основная концепция хактивизма это взлом компьютерных сетей и ресурсов с целью транслирования своей политической позиции и идеологии. Но речь пойдет не о компьютерном активизме, а о хактивизме в контексте городской среды, который во многом основывается на принципах компьютерного взлома. Такой подход предполагает анализ городской среды, выявление «слабых мест» и акцентирование внимания общественности на них порой совсем абсурдными способами. И, конечно, нельзя сказать, что хактивисты концентрируются на так называемом улучшении городской среды, или же являются такими пионерами-ремонтниками, скорее наоборот, они так хулигански шутят, используя улицу лишь как медийное поле.

 

F.A.T. Lab: Fuck Google Week Wrap Up.

Впервые о городском взломе я услышал из концепции Walking Systems Research, американского медиа-художника, Эвана Рота (Evan Roth), активно интересующегося граффити и его использованием в качестве инструмента взлома городской системы. В своих экспериментах Эван опирается на компьютерные технологии и признает, что имеет много друзей хакеров, от которых он получил вдохновение для реализации своих идей городского хакинга. Он ставит в один ряд улицу и интернет как одинаково равные по степени свободы пространства и уже на протяжении двух лет ведет соответствующий курс на базе Parsons The New School for Design в Нью-Йорке, тем самым, транслируя и распространяя свои идеи. Его курс обычно длится семестр и называется Urban Hacking (первоначальное название — Geek Graffiti). Основная его идея такая же, как и на всех проводимых Эваном воркшопах — научиться смотреть на город так же, как хакеры смотрят на код. Первый шаг — это определение систем и структур, которые могут быть взломаны, второй — интервенция, изменение привычного положения вещей.

Основная идеология Эвана сконцентрирована на методике выявления багов в городе с целью их последующего устранения. Скорее даже, взлом — это достаточно агрессивное понятие для таких акций, которые, в общем-то, не несут характер вредительства, а зачастую наоборот, ориентированы на улучшение, но косвенно, доводя до абсурда процессы, происходящие в городе и в социуме.

 

Florian Rivière, Urban Wild Furnitures.

Другой наиболее типичный пример подобного хакерского «улучшения», это интервенции Флориана Ривьера (Florian Rivière), одного из наиболее известных и активных хакеров-художников на данный момент, благодаря которому формулировка Urban Hacktivismстала все чаще фигурировать и закрепилась во многом именно за ним.

Вообще, Флориан один из наиболее интересных для нас активистов, его идеи восхищают своей изворотливостью и иногда опережают нас на один шаг. Мы неоднократно сталкивались с тем, что наша не реализованная идея, вдруг неожиданно отражалась в творчестве Флориана. Его ироничные, иногда даже кажущиеся на первый взгляд глупыми и бессмысленными, работы (пример с голубями) поражают не только той легкостью, с которой они сделаны, но и своей подспудно возникающей философской трактовкой.

 

Fabrique Hacktion, Fifty cents.

В отличие от первых двух, проект «Фабрика хактивизма» (Fabrique Hacktion) состоит из группы дизайнеров, и это сразу видно, их подход очень педантичен, все просчитано для дальнейшего развития проекта в промышленных масштабах, с его последующей сертификацией и стандартизацией. По-прежнему, с долей иронии, полезность их «улучшений» можно прям-таки ощутить и оценить, то есть они вполне реальны по сравнению с Эваном и Флорианом.

Ребята подошли к делу очень серьезно и буквально составили наглядную инструкцию у себя на сайте с примерами как можно улучшить уже имеющиеся городские объекты. Не знаю, подхватит ли их проект какая-нибудь официальная организация, но пример очень вдохновляющий. В целом же, понятие хактивизма все чаще можно встречать на сайтах, выбравших своей основной тематикой городские интервенции, стрит-арт и граффити. И хотя называют и причисляют себя к этому направлению единицы, смело можно отнести к ним и бесчисленные проекты с несанкционированными качелями, причудливыми скамейками и другим нелегальными символическими «улучшениеми» и одомашниваниями в городе. В общем, все то, чем занимаемся и мы.

 

Kamila Szejnoch, SWING, installation, Memorial to the Berling Army Soldiers, Warsaw, 2008.

И кстати, формулируя понятие партизанинга, мы подспудно всегда находим понятия, так или иначе сопоставимые нашим понятиям «улучшения» города. И думаю, это в очередной раз акцентирует внимание на сформированном тренде неформальным сообществом художников, дизайнеров и архитекторов, которые по-своему задумываются об улучшении качества жизни в городе, и выходит, разница лишь в формулировке — смысл один.

P.S. Слово «улучшение» встречается по тексту 8 раз, кажется, пора исправляться.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal