Московские протесты и идеи ситуационистов

«Задача ситуационистов — непосредственное участие в страстном изобилие жизни с помощью намеренно организованного множества эфемерных моментов. Успех этих моментов не может выражаться ни в чем другом кроме их ускользающего эффекта. Ситуационисты рассматривают культурную активность в совокупности экспериментальных методов конструирования повседневной жизни, методы которые должны постоянно разрабатываться на протяжение досуга и размывать границу отделяющую его от труда (начиная с границы отделяющей художественный труд)».

— Ги Дебор «Тезисы о культурной революции» (1958)

 

Московское движение Оккупай является ответом на специфические политические условия, радикально отличающиеся от тех в которых протекают движения оккупаций в других частях мира. Тем не менее, оно разделяет с ними общую ориентацию на сопротивление, в основе которого лежит желание заявить права на (городское) пространство и бросить вызов злоупотреблению властью. Тактика оккупаций отсылает к Ситуационистскому Интернационалу в его творческой интеграции искусства, политики и повседневной городской жизни.

 

Символическая репрезентация «Нового Вавилона» Константа Нейвенхайза.
Источник: Vague Terrain.

 

Ситуационисты: Искусство и городской активизм

Ситуационистское движение возникло в качестве критики капитализма в 1957 и сыграло ключевую роль в Майских волнениях 1968 в Париже. Несмотря на то, что организация официально распалась в 1972, её идеи и тактики были адаптированы социальными движениями по всему миру. Нынешний финансовый и политический кризисы активизировали особенно мощное оживление в городах вроде Парижа, Нью-Йорка и теперь Москве.

Согласно Саймону Садлеру, автору «Ситуационистского города», Ситуационисты утверждали, что профессионализация архитектуры приводит к «стерилизации мира, которая грозится стереть любые признаки спонтанности или игры». Они верили, что у людей есть право говорить о том, каким образом проектируется и организуется их жизненное пространство. «Это немедленно подорвет власть государства, бюрократии, капитала и империализма, путем революционизации ежедневной жизни людей», — пишет Сандлер.

Идеями Ситуационистского города наполнены тексты, графика и фильмы членов движения. Голландский художник Констант Нейвенхайс предвидел в своем «Новом Вавилоне»:

«Потребность в работе будет замещена творческой игрой кочевой жизни, благодаря которой традиционная архитектура исчезнет вместе с социальными институциями поддерживающими её… Сама социальная жизнь станет архитектурной игрой. Архитектура станет мерцающим экраном взаимодействий желаний».

 

Ситуационстский город скорее подход к городской жизни нежели директивный план. Города, отданные на откуп работе и аккумуляции капитала, станут местом игровых экспериментов основанных на вовлечение городских жителей в изменение их среды обитания. Искусство и технологии сольются в формирование мест более приспособленных к человеческим нуждам.

Ситуационисты разработали серию концепций и практик нацеленных на реализации их видения общественных изменений, включая психогеографию (как правило передвижное исследование того как различная окружающая среда влияет на человеческие чувства и действия), «дрейф»(«derive») (перемещения или пешие прогулки по ландшафту (как правило городскому) без заранее намеченного курса, и ситуации («революционные» моменты предназначенные для побуждения людей пробовать и изменять их повседневную жизнь с помощью творческого экспериментирования).

Подобные практики — соотносить ли их с Ситуационистами или нет — явно присутствуют в движениях Оккупаций по всему миру, а теперь и в Москве.

 

Дорожный знак возле ОккупайАбай, снабженный белой лентой —символом продемократического движения. Фотография: Шрия Малхотра.

 

ОккупайАбай: Перформативное Сопротивление

Московское движение ОкупайАбай новый вид тактики сопротивления администрации российского президента Владимира Путина. Его название отсылает к памятнику казахскому поэту Абаю Кунанбаеву, расположенному на Бульварном кольце, огороженном деревьями пешеходном участке огибающем центр Москвы. Люди организовали на нем лагерь в качестве протеста против жесткого разгона митинга 6 мая, прямо перед инаугурацией Путина. Многие посещают его, что бы высказать свою поддержку (протестующим). Некоторые выступают с речами и участвуют в дебатах об актуальной ситуации и совместных действиях для изменений (политической ситуации). Вокруг царит праздничная и миролюбивая атмосфера, неструктурированная, но каким-то образом упорядоченная.

Во всем этом присутствует мощный художественный и перфомативный элемент, характеризующий движения Оккупай по всему миру. Участники демонстрируют поэтичность и чувство юмора, наводящие на мысли о Ситуационистских тактиках. Процесс включает лекции, дискуссии и небольшие совместные выступления. Временами он трансформируется в массовые прогулки по городу с целью избежать запрета на собрания в общественных местах. События стали постоянно изменчивой смесью перфомативного сопротивления.

Московское протестное движение одновременно противостоит коррумпированной автократической власти и повседневным условиям жизни среди огромных автомобильных пробок, заоблачных цен, деградирующей окружающей среды, разнице в доходах и отчуждения. Недостаток пешеходных улиц не устраивает многих в Москве. Прогулки или вело-заезды становятся формой сопротивления, когда они запрещены или сильно ограничены. Эти «движения» несут требования более здоровой, живой, человекориентированной уличной жизни согласно идеям Вильяма Вайта, Джейн Якобс и Яна Гейла.

 

Политика повседневности

Практики повседневной жизни — часть сопротивления и местом их выражения являются общественные места. Люди выходят на улицы для того что бы продемонстрировать желаемую ими версию ежедневной городской жизни — состоящую из свободы самовыражения, блужданий, социальных взаимодействий и встреч в общественных местах.

Кроме того интерес представляет роль интернета, который может рассматриваться как форма блуждания в виртуальной реальности. Он является частью того что Дебор называл обществом спектакля («социальные отношения между людьми посредством изображений»), но так же он играет роль инструмента для взаимодействия в физическом мире. В Москве, использование сетевых «общественных пространств» для организации сообществ приводит к их расцвету в городских пространствах, где те не могли до этого комфортно существовать. В этом процессе, эти пространства перестраиваются и меняют значение.

Философ и исследователь повседневности Мишел де Серто в своей книге «Практики повседневной жизни» утверждает что человек, идущий по улице выстраивает тактику передвижения, которая никогда не может быть полностью детерминирована планом органов управления. Она может принимать формы бытовой личной трансгрессии, так же как и коллективного публичного протеста. В Москве, протестующие задерживались за «прогулки». В ответ на социальное, политическое и экономическое отчуждение в городах люди по новому интерпретируют значение блуждания и праздношатания в надежде оживить общественное пространство.

 

Ситуационистская карта Парижа. Источник: Spatial Design.

Как и Ситуационисты, протестующие в Москве призывают к большему участию и взаимодействию в организации города. Люди вовлекаются в общественную жизнь через активность вроде вело-заездов, прогулок, общения, раздачу еды и высаживания цветов. Они действуют в пределах законодательных ограничений, передавая публике и используя публичные пространства для того, для чего они и предназначены — для общественного использования!

Движение Оккупай вдохновляет новые исследования городского пространства и методы его использования. Как когда то поняли Ситуационисты, городам нужна способность переизобретать самих себя, основываясь на требованиях и мечтах людей которые их населяют.

 

Шрия Малхотра — урбанист из Нью-Дели, редактор английской версии нашего сайта. 
 
Статья была написана для сайта The Polis Blog.
Перевод с английского Александр Бидин (блог «После-Завтра»).
 
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal