Тезисы об «Обществе Спектакля» — современное прочтение манифеста ситуационистов

Автор блога CurlyMario о своем понимании «Общества спектакля», основанном на тексте самого произведения, своем эмпирическом восприятии и теоретическом понимании окружающей действительности, знании и понимании истории, философии, политики, экономики и их законов, а также сознательном и подсознательном сравнении и сопоставлении с книгой «Общество мечты» Ролфа Йенсена.

 

 

Производство ради производства

Бесконечно упрощая ситуацию, в доиндустриальные времена производство товаров обуславливалось необходимостью — хорошо питаться, тепло одеваться, иметь крепкую крышу над головой. Индустриализация подарила людям изобилие — великое множество одежды разных фасонов и размеров; еду самых экзотических вкусов, которая может лежать недели и месяцы, не портясь; сильнодействующие лекарства, быстрые корабли, автомобили, самолёты, высокие и просторные жилища. И хотя всё это было предложено задёшево, человечество заплатило большую цену.

Крестьянин, работая поздней весной и ранней осенью, всё остальное время проводил в гуляньях, празднествах, ярмарках и карнавалах. Ремесленник хотя и трудился регулярно, работал на самого себя (иногда имея одного-двух учеников в качестве помощников) и работал в зависимости от необходимости в его товарах, свозя редкие излишки на ярмарки и рынки — что воспринималось им самим как большое событие. Аристократ и вовсе жил праздной жизнью во всех смыслах этой фразы.

 

И тогда, как и сейчас, были свои проблемы и беды, горе и несчастья — неурожаи, несчастные случаи, война, болезни, голод, смерть.

Тем не менее, жизнь воспринималась через непосредственный опыт. Время переживалось реально. И счастье и горе надолго оставались в памяти и оставляли глубокий след на сердце. Всё было реальным. Всё было настоящим. Всё имело смысл.

Индустриальный же рабочий вынужден работать денно и, порой, нощно — одни производить, производить, производить; другие — продавать, продавать, продавать. После работы он идёт домой по одним и тем же маршрутам, не делая ни единого шага с проложенной городскими архитекторами тропы, чтобы уединиться в бетонной клетке и поглощать красочные сны из чёрного пластикового ящика.

И это при том, что уже нет нужды столько производить и больше некому столько продавать — индустриализация построила материальный рай, перенасытила этот мир всем необходимым и должна была умереть, выполнив свою миссию.

Просто хозяева системы не захотели расставаться со своим детищем, приносящим им безумные прибыли.

Да и как теперь можно отказаться от всего этого, ведь отказ — это уход назад, возвращение в дремучее прошлое, откуда всё и пошло. Не лучше ли продолжать двигаться вперёд? К обществу мечты? Пролетариат со всеми его бедами, лишениями и надеждами исчезнет как класс — живые рабочие руки с успехом заменят руки механические. А работа даст больше пространства для самовыражения — механические руки кто-то должен создавать и обслуживать, к тому же нужно проявить творческие способности, чтобы продать товар, который никому не нужен. И каждый может стать кем угодно — можно стать ковбоем, нарядившись в сапоги и шляпу и отправившись пасти коров, а можно стать лесорубом, надев зимние ботинки и шерстяную клетчатую рубашку как у Хемингуэя и уйдя в тайгу. А можно и не уходя. Одет как лесоруб — уже лесоруб. Это общество мечты, здесь сбываются мечты. Так рассуждает Ральф Йенсен, современный футуролог, автор книги «Общество мечты».

Но он не видит или не хочет видеть, что это не жизнь — это постановка жизни.

Это Спектакль.

Это система, которая продолжила существовать даже тогда, когда полностью изжила себя.

 

Образ как товар

Спектакль — это манифестация экономики, существующей ради себя самой. Экономики, которая производит товары только для того, чтобы иметь возможность и дальше производить товары.

Такая экономика неизбежно приводит к различным кризисам, самых разных видов и форм, но имеющую один единственный источник — кризис перепроизводства. Перепроизводство происходит всегда при сочетании двух факторов: потребности людей (а) остаются неизменными и (б) зависят от реальных, материальных характеристик товара. Потому что кому нужны сотни одинаковых джинс и футболок? А кому нужны сотни разных джинс и футболок?

 

Спектакль успешно решает эту проблему.

Технологии достигли такого уровня, что фирмы-производители просто не способны конкурировать друг с другом по качеству продукции. Очень сложно по-разному удовлетворить простые физиологические потребности, потребности же более сложного психологического характера до недавнего времени решались общением, а не товарами. Однако как только простой материальный товар начал удовлетворять духовные и социальные нужды, всё сразу встало на свои места.

В чём разница между кока-колой и пепси-колой? Нет, разница во вкусе есть, но она смехотворна. Ещё варианты? Нет? Слоган «Кока-Колы» — «Верность традициям». Слоган «Пепси Ко» — «Бери от жизни всё».

В рекламных роликах КК превалируют коллективные мотивы — рождество в кругу семьи, каникулы с друзьями, забота о близких, уважение к самым старшим и самым младшим. Пепси демонстрирует нам сильных, волевых, успешных индивидуалистов в компании таких же сильных и успешных, а главное — молодых и прожигающих свою жизнь на полную катушку. Показательна разница футбольных рекламных кампаний: Кока-колу пьют болельщики, а Пепси-колу — сами футболисты.

Как это связано непосредственно с напитками? Многие современные мне люди, в том числе и я, не задаёмся этим вопросом, воспринимая подобные парадоксы как должное.

И мы пьём Кока-колу не потому, что хотим пить (вода, сок или морс гораздо лучше справится с жаждой с гораздо меньшим вредом для организма), а потому что мы истинные футбольные фанаты, которые болеют за свою команду и хотят, чтобы она победила, но мы ещё слишком молодой, чтобы пить пиво — нам мама не разрешает. Так мы поддерживаем футбол! Вместо того, чтобы пойти попинать мяч во дворе с пацанами.

Похожий пример с барами. Ралф Йенсен рассуждает о том, зачем люди ходят в бары или пивные рестораны — не только ведь чтобы попить пиво! Бар — это место, где можно встретиться с друзьями, чтобы хорошо провести вместе время, отдохнуть, пообщаться, обсудить футбол, работу, девчонок. А пиво с сухариками — это приятный бонус, чтобы в животе не было пусто и было чем рот занять, когда больше нечего добавить к сказанному предыдущим оратором, а новая тема для разговора ещё не появилась.

Спроси мы мнение Дебора по этому поводу, он бы сказал, что это всё — спектакль. И пиво и тусовка. Основным товаром всё-таки остаётся пиво. И сухарики. А бар, атмосфера, обстановка, компания, разговоры, симпатичные официантки — это не более чем способ пиво продать. А мы пьём это пиво с не столько приятным, сколько привычным вкусом и сомнительной пользой для организма; ведём пустые разговоры о пустых вещах; и делаем это не потому, что такова наша внутренняя нужда, выраженная в потребности, а потому что все так делают, это нормально, я в кино видел.

Вместе с товаром бизнес научился продавать образ жизни.

 

История была, а теперь её нет

Другим ходовым товаром стали истории. В рекламных буклетах, на официальных сайтах, в мемуарах основателей фирмы всегда можно найти душещипательную легенду построения успешной компании сквозь боль, грязь, кровь и пот — и всё ради того, чтобы предоставить нам, потребителям, товар высоких стандартов качества. И мы покупаем этот товар. Чтобы разделить все лишения, через которые прошли коммерсанты. Чтобы отблагодарить их за самоотверженность. Чтобы показать, что мы разделяем общие с ними ценности, вкусы и даже политические взгляды. Или даже чтобы поощрить автора истории за интересное приложение его писательского таланта. И мы купим не только сам товар — мы купим всё, что с ним связано, всё, на чём стоит узнаваемый логотип. Именно поэтому существуют и успешно продаются кеды и шарфики Lamborgini.

Наконец, товаром стала сама история. История прошлого — это история жизни: история биологических видов, история государственных строев и политических режимов, история великих строек и стихийных бедствий, религии, науки, войн и завоеваний.

История конца 20 — начала 21 веков — это история брендов.

Технический прогресс прошлого известен по именам великих учёных, первооткрывателей, изобретателей. Технический прогресс настоящего известен по торговым знакам и товарным маркам. Microsoft, Apple, Google, Facebook — в истории сохранятся названия корпораций и имена их основателей, которые были не столько умелыми изобретателями, сколько успешными дальновидными коммерсантами. Но уже мало кто знает и помнит, например, имена создателей языков программирования, на основе которых были созданы все товары и услуги далеко не только обозначенных выше фирм.

Вместе с материальным товаром нам продают нечто вовсе нематериальное. А иногда и вместо товара. Вы знали, что до 1970-х годов производители джинсов закупали деним — джинсовую ткань — в расчёте за килограммы? Это было логично, ведь ткацкие фабрики закупают хлопок на развес. Но в определённый момент производители начали приобретать материалы по размерам полотна. С тех пор ткачи финансово заинтересованы производить более тонкую, слабую, низкокачественную ткань. В результате качество и срок службы джинсовой одежды резко снизился.

Но кому она нужна, если через пару месяцев опять обновлять гардероб?

Когда потребности в товарах перестали зависеть от практических, утилитарных качеств товаров, ими стало возможно гибко управлять. Для этого уже давно сформировался мощный инструмент, который прежде применялся лишь на представителях высших сословий, а теперь стал орудием массового поражения — мода.

Возможности моды стали поистине безграничными с приходом средств массовой информации. Глянцевые журналы, голливудские звёзды, развлекательные ток-шоу — вот кто выбирает, какого цвета и фасона платья будут надеты на девушек этой осенью. СМИ не обязательно даже специально что-то придумывать — достаточно акцентировать внимание на внешности какой-либо звезды — актёра кино или политического деятеля. Это образ — мы говорили о нём прежде. Хочешь почувствовать себя президентом Соединённых Штатов? Одевайся как Обама! Работа СМИ сводится к тому, чтобы каждый новый модный образ был как можно менее похож на предыдущий — продажи выше, если нельзя использовать вещи, которые уже есть в гардеробе.

 

Спектакль труда

Мы с вами живём в обществе, где производство товаров производится исключительно для поддержания жизнеспособности системы производства товаров, иными словами — экономика существует ради экономики.

В 21 веке, в сравнении с веком 20-м, изменился характер труда. Это можно, кстати, проследить по развитию науки о менеджменте — могу судить об этом, исходя из того как мне преподали эту науку на кафедре «управления персоналом». Развитие кадрового менеджмента произошло в соответствии с законами диалектики.

 

3D Minefield Team Building Activity, photo: TeamBuilding USA

Чисто механическое управление рабочей силой на оперативном уровне прошло через отрицание в виде социально-психологического гуманистического управления персоналом на тактическом уровне и перешло на качественно новую ступень — управление человеческими ресурсами на стратегическом уровне.

Ценность работника отныне определяется не только его физической силой и временем, затрачиваемым на работу, но и его интеллектуальным потенциалом и творческими способностями в разрезе их применимости для фирмы в долгосрочной перспективе.

С развитием Спектакля, капитал всё больше автоматизирует производство, вытесняя человеческую рабочую силу из сферы производства в сферу распределения. Всё меньше людей занимаются производством реальных товаров, всё больше людей занимаются производством и продажей образов. Такая работа требует иных качеств от исполнителей. Такое опасное для Спектакля критическое мышление оказывается очень востребованным.

В области производства автоматизированные системы обеспечивают гораздо более высокую производительность труда, но всё ещё не могут обойтись без человеческого участия. Люди, производящие, программирующие и обслуживающие автоматы должны обладать внимательностью, сосредоточенностью, креативностью и гибкостью мышления. То же самое можно сказать и про работников, задействованных в области продаж — покупатели становятся умнее и образованнее, развитие информационных технологий обеспечивает большую их информированность, а значит, продавец должен быть умнее и хитрее среднего потребителя.

Пролетариат становится маленьким классом, при растущем числе офисных работников, экономистов и прочих представителей мелкой буржуазии.

Чтобы быть хорошим специалистом, нужно быть узким специалистом, идеально знающим свою профессию. Но чтобы быть лучшим специалистом, нужно становиться специалистом широкого профиля, обогащая свою квалификацию непрофильными компетенциями. Нужно быть лучшим в чём-то одном, но на среднем уровне разбираться во всём. Хороший инженер должен не только знать физические и математические науки, но понимать физиологические и психологические особенности пользователей. Хороший менеджер знает не только экономические особенности производства, но и психологию, социологию, историю, философию, маркетинг, финансы, логистику и умеет мыслить системно.

Труд требует всё большего вовлечения работника. Это больше не нудная повинность — это творческая задача, решение которой позволяет работнику развиваться и реализовываться как разносторонне развитая личность. Люди общества Мечты встают не по будильнику, а по зову сердца; летят на работу на крыльях мечты; работают без устали, словно в груди у них реактор холодного синтеза. Они создают что-то новое, интересное, они полностью отдаются работе, в которой реализуют все свои мечты.

При этом бизнесмен 21 века активно вкладывает средства в развитие персонала — в его образование, квалификацию, расширение кругозора, развитие профессиональных навыков и личностный рост. Капиталист заинтересован в том, чтобы поддерживать этот энтузиазм. Работники общества Мечты больше не безымянные слуги капиталистов — они важнейшая часть компании. Они и есть компания.

Японские работники, благодаря регулярной плановой ротации, получают возможность поработать практически на каждом этапе производства на разных видах работ на различных уровнях различных департаментов. К определённому моменту сотрудник японской фирмы знает каждый производимый ей товар так, будто он сам собирал этот товар вручную. Он больше не так отчуждён ни от компании, ни от товара. Он — их составляющая часть. «Часть корабля, часть команды». Конечно, в таких фирмах чаще всего подписываются пожизненные контракты, зато отныне компания становится второй, а то и первой, семьёй для своих сотрудников.

В Европе и США набирает популярность новый способ мотивации сотрудников — сотрудники становятся совладельцами фирм. Вместе или вместо премии сотрудникам выдаются опционы на покупку акций компании. Рядовой служащий становится акционером крупной корпорации, участвует в управлении компанией и распределении прибылей, получает дивиденды и становится самым настоящим капиталистом во многих смыслах этого слова. Конечно, наибольший процент акций всё равно остаётся за учредителями и крупными инвесторами. К тому же, чаще всего такая практика вводится в порядке эксперимента на уровне высшего звена управления. Но постепенно она распространяется и на средний менеджмент и специалистов, а также профсоюзных лидеров.

Более того, в развитых капиталистических странах зарплата давно не является решающим фактором на рынке рабочих мест. Социальный пакет, новшество 20 века, становится банальной нормой, закреплённой на законодательном уровне. Творческий характер труда и совместное участие в производстве и управлении производством — вот одна из черт привлекательного работодателя 21 века. Но не единственная.

 

Спектакль жизни

Одной из проблем общества Мечты, указанных Йенсеном, является конфликт между работой и семьёй. Если раньше семья играла важную роль в обществе для воспитания потомства, ведения совместного хозяйства, в качестве источника любви, ласки и психологической поддержки, то теперь всё чаще эти роли берёт на себя работа или они отдаются на аутсорсинг.

Кто готовит Вам еду? Жена? Или повар в круглосуточной службе доставки еды на дом?

Кто делает уборку в квартире? Вы сами? Или наёмная уборщица из Таджикистана? Клининговая компания вместе с химчисткой за углом? Или вовсе робот-пылесос, «умная» стиральная машинка и посудомоечный агрегат?

Кто воспитывает ваших детей? Родители? Бабушка с дедушкой? Или наёмная нянька? Или Вы вообще отдали его в школу-интернат и видите разве что на каникулах?

Кто всегда выслушает Вас, поймёт и поддержит ласковым словом и добрым советом? Не утруждайтесь, я знаю, что этим занимается Ваш психотерапевт. При этом штатный психотерапевт вашей компании. Дверь в его кабинет располагается между кабинетами штатного юриста и штатного спортивного тренера.

Все ваши друзья — ваши же коллеги. Вы вместе ходите в бассейн и спортзал, расположенные на первом этаже офис-центра, а обедаете в ресторане на крыше. После окончания рабочего дня или на выходных вы задерживаетесь в офисе, чтобы принять участие в работе кружка качества, ведь у вас давно родились идеи, снижающие издержки на документооборот. Время от времени Вас вывозят на природу для проведения тренингов продаж, тимбилдинга и бесконфликтного поведения, где вы пьёте зелёный чай, играете в бейсбол (маркетинговый отдел против отдела кадров), занимаетесь йогой и ищете решение проблемы алкоголизма вашего коллеги.

Для российского читателя это всё кажется сказкой или безумной фантазией, да и для многих рядовых жителей т.н. «развитых» стран — тоже. Но такие фирмы реально существуют, и если раньше такое было трудно даже представить, то в ближайшем будущем для очень многих жителей Европы, США или Японии будет сложно представить, что может быть иначе. А в далёком будущем это станет суровой реальностью для стран БРИКС и других «развивающихся» стран.

Кажется, что наступает коммунистический рай. Люди, совместно владея средствами производства, занимаются коллективным творческим трудом и коллективным же развивающим отдыхом. Сразу вспоминается швейная мастерская Веры Павловны в известном социалистическом манифесте Чернышевского.

Но при ближайшем рассмотрении становится ясно, что здесь просто продолжается Спектакль. Вместо творческого труда и совместного владения мы наблюдает комедийную пьесу под названием «творческий труд» и драматическую постановку «совместное владение средствами производства».

Человек трудящийся становится всё более образованным, но ни более умным, ни более свободным.

Он кажется свободным, но не является таковым.

До тех пор, конечно, пока очередной спектакль не разрушит декорации и не обнажит тотальную зависимость современного работника — будь он пролетарий, интеллигент или буржуа.

Не важно, синий ли у тебя воротник или белый, ты раб и тобой владеют. И чем больше тебе кажется, что ты свободен и счастлив, тем глубже твоё рабство.

В этом особое коварство Спектакля.

 

Спектакль революции

Впрочем, в самом начале я уже сказал о том, что текущее развитие Спектакля имеет побочные продукты.

Людей заставляют включать мозги. И они включаются не всегда так, как того хочет Капитал.

Развитие информационных систем ослабило влияние средств массовой информации. Люди перестали быть рабами газет и телевизора. В интернете сложно лгать — любая ложь моментально изобличается. Люди учатся критически мыслить и осмыслять происходящее вокруг — и то, что они видят, им не нравится. Поэтому Спектаклю приходится сталкиваться с такими стихийными явлениями, как движение «99%» и акции наподобие «Оккупируй Уолл-Стрит».

Впрочем, и эти явления Спектакль учится приспосабливать под свои нужды. Люди захватывают площади? Умные коммерсанты поднимают цены на палатки.

Не забывайте о том, что товар в Обществе Спектакля — это товар+образ. Ты бунтарь? Тебя не устраивает сложившийся порядок вещей? Ты хочешь что-то изменить? Купи толстовку с Че Геварой. Идёшь оккупировать площадь? Купи сувенир — у меня на выбор маска Гая Фокса, значок «Оккупай» и белые ленты разных размеров. Поддерживаешь проект «Роспил»? Купи пряник «Бюджет», распили с друзьями или подари знакомому чиновнику шоколадную фигурку Навального.

Нельзя однозначно сказать ни о тотальной победе Спектакля, ни о его полном поражении. Да, люди выходят на митинги и протестные акции, но очень скоро «революция против спектакля сама превращается в спектакль» — лишь для того, чтобы через какое-то время вспыхнуть вновь.

 

Оригинал статьи:
http://curlymario.wordpress.com/2012/07/10/1/
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal