Лавки, алкоголики и другие проблемы Палевского жилмассива

После серии майских интервенций часть нашего коллектива отправилась в Санкт-Петербург, чтобы попытаться переложить имеющийся опыт на почву другого города — в Палевском жилмассиве.

На этот раз мы решили в большей степени сконцентрироваться на исследовании незнакомого нам района, чтобы понять, насколько наши интервенции действительно полезны и чего на самом деле хотят люди. Мы приняли активное участие в воркшопе Адеолы Энгибокан (Нью-Йорк) «Социологическая вечеринка», проходившем в рамках марафона «Делай Сам».

Нашей задачей стала попытка переключить собственное внимание с непосредственных интервенций и физических улучшений на исследование потребностей жителей района, выявления их любимых мест и ключевых проблем с дальнейшим их вовлечением в процесс переобустройства города.

 


Открыть Палевский жилмассив в новом окне.

 

Исследование

Палевский жилмассив — один из первых рабочих жилмассивов в Петербурге, был построен в двадцатые годы в духе идей города-сада. На сегодняшний день он является памятником федерального значения. Подробнее об истории и архитектурных особенностях жилмассива можно почитать здесь и здесь.

 

В начале 90-х привлекательная недвижимость стала объектом атак рейдеров. В результате, ряд жителей жилмассива объединились и начали кампанию: они писали письма в местные органы управления, обустраивали территорию своими силами. На сегодняшний день центральная часть жилмассива ограждена забором, фактически разделяя территорию на две половины: пустынную, но ухоженную и полностью открытую для доступа с разломанными лавками.

Ворота изгороди открываются для всех пару раз в год для проведения районных праздников, в остальное же время эта территория представляет из себя пустынные газоны без лавочек и детской площадки. Многие жители остальной части жилмассива часто пеняют на этот забор, указывающий на то, что они нежеланны на этой территории.

 

Разговоры с местными жителями

Формат воркшопа представлял из себя прогулку по местности с цветными шариками, угощениями, фотокамерами и блокнотами. Мы общались с жителями, узнавали их мнение о районе, угощали сладостями и напрашивались в гости.

 

Продавец хозяйственных товаров рассказал нам о планах строительства дороги и необходимости добавления дорожных полицейских, обеспечивающих безопасность в районе. Кроме того, его сильно расстраивают брошенные машины без номеров. Правда от наших наклеек «Штрафстоянки» он отказался, вполне возможно потому, что мы ничего у него не купили.

 

Пенсионеры и родители, которых мы встретили на территории вне забора указывали на недостаток зелени, неухоженность территории. Многих из них сильно раздражает забор, установленный жителями другой части массива. Родители отметили в качестве проблем бетонного слона, об которого детки расшибают лбы, катаясь с горки зимой, а также отсутствие песка в песочнице.

Но, наверное, основная взаимная претензия, с которой мы позже неоднократно сталкивались и в Москве — отсутствие мест для подростков, взрослых и шумных компаний. Если пенсионеры и родители с детьми отмечали, что район очень приятный и единственная проблема — это те нежелательные для них элементы, то подростки, выпивающие пиво неподалеку, жаловались, что не чувствуют массив своим домом, и на вопрос о любимых местах все без исключения приводили локации вне его территории.

 

Наиболее колоритный персонаж, в гости к которому нам удалось попасть, оказался 56-летний безработный Борис. Безусловно такие персонажи — герои нашего сайта; в силу того, что Борис живет в коммуналке, у него совсем немного личного пространства. Все свободное время он проводит у себя во дворе, создав там общественный огород, здесь он высаживает кусты, деревья и различные овощи. Кроме того, на деревьях он развесил зеркало, щетку для собаки, старые деревянные ракетки для бадминтона и прочие вещи из своей прихожей, окончательно стерев границу между личным и общественным пространством. Слегка подвыпивший Борис активно приглашает соседей участвовать в озеленении.

 

Второе жилище, которое нам удалось посетить, находится в центральной части массива (за забором). Эти девочки, участвовавшие в районном празднике, играют во дворе, где впрочем нет ни детской площадки, ни скамеек. Местные жители хоть и отвоевали свое пространство у рейдеров и алкоголиков сделали его чрезмерно регламентированным и лишенным возможности почувствовать себя в нем уютно. Детская площадка была снесена, а жители чуть ли ни своими собственными руками спиливали по ночам скамейки, которые притягивали шумные компании.

 

Уроки

Главный урок извлеченный из этого проекта — горожане лучше всех знают, что им нужно. Именно поэтому любой проект по перепланировке района должен начинаться с общения с жителями и активного их подключения к работе.

Для нас же этот опыт показал, что интервенции, направленные на «улучшение» района, могут восприниматься как инородные интервенции и отторгаться местными жителями. И лучшим примером, конечно, стали лавки. Именно поэтому проекты, направленные на улучшение, эффективнее всего ориентировать не на создание финальных объектов, а на сам процесс совместного переосмысления и обустройства своего района.

 

Самодельная карта на районном празднике в центральной части массива.

Осознавая это, основной задачей интервенций и воркшопов должно становиться не создание одноразовых объектов, починок и улучшений (наполнить песком песочницу), а запуск долгосрочных процессов, вызывающие цепную реакцию. Как вовлечь заинтересованных людей, наладить диалог между жителями района и показать им, что самоуправление — это реальная и наиболее эффективная форма улучшения и управления городом? Поиск ответов на эти вопросы стал самым важным аспектом в проектах, которыми мы занимаемся сегодня.

 

Сад Бориса.

Наиболее правильным форматом взаимодействия местных жителей для Палевского жилмассива могло бы стать развитие городского садоводства. Опыт Бориса, а также жителей территории за забором, добившихся от местных властей озеленения и обустройства их территории — прекрасные примеры и векторы для дальнейшей работы. Поняв это, мы отправились на встречу с пионером городского садоводства и озеленения крыш в России — Аллой Сокол — интервью с которой читайте в скором времени на нашем сайте.

 

Без лавок

И наконец, другой важный вывод — инфраструктура в наших городах очень часто ориентирована только на маленьких детей, когда они подрастают, то чувствуют, что город не приспособлен для их нужд. Скейтеры, использующие скамейки и памятники для катания; подростки, выбирающие для встреч груды бетонных блоков; алкоголики и шумные компании, сидящие на скамейках на детских площадках — все это следствия отсутствия инфраструктуры для бесплатного досуга подростков, взрослых и других людей, которые со школы могут чувствовать себя исключенными из общества.

Резюме: результаты воркшопа и дополнительное интервьюирование показали, что многие объекты и интервенции в районе могут восприниматься негативно местными жителями. Наиболее характерным оказалось отношение к лавкам, нехватка которых рассматривается жителями как необходимая жертва в борьбе за маргинализацию молодежи и «алкоголиков». Именно эти люди, исключенные из общества, должны рассматриваться не как нежелательные элементы, но потенциал общества, который при нужном обращении будет дополнять и гармонизировать городскую среду и общество в целом.

Одна из идей, родившаяся в процессе анализа результатов исследования — площадка для алкоголиков, публичное пространство с лавками для малообеспеченных людей, желающих выпить пива и пообщаться.
 
Обложка:
Adeola Enigbokan, Социологическая вечеринка-марафон, 2012
 
Подробнее об исследовательском проекте Адеолы в Москве:
www.w-o-s.ru
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal