Письмо из Харькова: Разметка территории

В начале 2012 года на популярном в те времена портале Openspace мы наткнутлись на очень занятную заметку художника Николая Ридного (из группы SOSка) об уличном искусстве в Харькове. Спустя полгода нам удалось лично познакомились с автором этой статьи на фестивале в Граце, а после встретиться на ретроспективной выставке художников группы на «Фабрике» в Москве. Мы попросили Колю рассказать о нескольких уличных работах, представленных на выставке.

 

Не редко публичное пространство становится территорией конфликта для художников и активистов, пытающихся его осваивать. Следы несанкционированных действий в городской среде, обнажающие социальные проблемы, как правило, живут не долго, уничтожаясь сотрудниками ЖЭКа или другими службами. В то же время, заказные, или согласованные с властями росписи, выступающие аполитичными декорациями, могут похвастаться если не вечностью, то длительной сохранностью. В тексте «Стрит-артист как сообщник власти» я критиковал как раз такую аполитичность и стремление стрит-артистов к городскому заказу на примере ситуации в Харькове.

В 2008 году на базе харьковской галереи-лаборатории SOSка, проводились обсуждения стратегий действия в публичном пространстве. Одна из стратегий исходила из стремления обратить внимание на авангардистскую традицию 20-х годов, когда город был послереволюционной столицей УССР. Это, прежде всего, было обусловлено тем, что цельность облика города, выраженная в строгости архитектуры конструктивизма, грубости и серости индустриального имиджа, тщательно дробится и уничтожается китчевой модернизацией, проводимой современными властями.

В ходе серии прогулок по центру города, экспедиций в промзоны и постоянных дискуссий было решено, что самый истребляемый цвет в городе — это серый, значение которого потеряло свою ценность и практически слилось с понятием «грязный». Так была придумана акция «Серое на сером», в рамках которой художники решили взять на себя роль работников ЖЭКа и обновить облезшие серые заборы, заново вскрыв их серой краской. Местом действия было выбрано разрушающееся заводское гетто — огромная по размеру территория, объединяющая несколько районов города, которые абсолютно не развиваются и не поддерживаются, в отличии от центра города.

 

Николай Ридный, Иван Светличный, Сергей Попов «Серое на сером», 2008.

Важно отметить, что часть художников отказалась участвовать в «серой» акции, обвинив её организаторов в чрезмерной концептуальности и непонятности для обычного прохожего. Здесь проявилась типичная позиция большинства харьковских стрит-артистов, выражаемая ими на ежегодных стрит-арт фестивалях легального мурализма. Благодаря местной художественной академии, харьковский стрит-арт — это понятие, связанное с традицией полу-академической монументально-декоративной живописи, корни которой лежат в наличии советского госзаказа на оформление среды в виде росписей, мозаик, витражей и тп.

В современном социально-политическом контексте, при котором такие специалисты государству не нужны, многие из них действуют по инерции, применяя полученное академическое образование в практиках легального стрит-арта, часто критикуя граффитчиков за визуальную безграмотность. Таким образом, портрет харьковского стрит-артиста, придерживающегося этой позиции — это портрет традиционного художника-оформителя.

 

«Благодаря местной художественной академии, харьковский стрит-арт — это понятие, связанное с традицией полу-академической монументально-декоративной живописи, корни которой лежат в наличии советского госзаказа на оформление среды в виде росписей, мозаик, витражей и тп.»

 

Открытый конфликт между двумя очерченными стратегиями произошёл в 2012 году. Он был связан с акцией «Субботник», продолжающей традицию добровольного ЖЭК-активизма. Она представляла собой закрашивание белой краской одной из росписей в центре города, сделанной другими художниками в рамках стрит-арт фестиваля, проводимого под патронатом муниципальной художественной галереи. Главным мотивом проведения акции, было то, что авторы росписи включили логотип спонсора — компании Caparol и галереи-организатора в область своего произведения.

Показателен тот факт, что один из соавторов разрисованной стенки, присоединился к очистительной акции по причине смены взглядов. Метафорой акции было создание чистого листа как предложение создания территории постоянного эксперимента и напоминания об общности и доступности публичного пространства. Процесс закрашивания сопровождался одобрительными репликами прохожих и жильцов дома напротив.

 

Николай Ридный, Гомер (Саша Курмаз), Тарас Каменной, Сергей Попов «Субботник», 2012.

Авторы забеленного комикса были не в курсе акции, пока мы сами публично не предъявили её документацию: пару недель спустя нас пригласили принять участие в круглом столе «Оппозиция: центр/периферия в художественной жизни Харькова», организованным всё той же муниципальной галереей, при участии закрашенных артистов. Дискуссия шла гладко и даже скучно, пока, в конце мы не продемонстрировали видео с «Субботником». Оппоненты были вне себя (особенно их возмутило участие киевского художника в желтой футболке) и тут же заняли позицию жертв, как будто росписи заборов — это априори шедевр, на который произошло нападение вандалов, и который вообще лучше поставить под стекло, как некоторые уличные работы Banksy.

В итоге, акция дала «возможность начаться разговору и нарушающим порядок плюралистической мозаики раздельных художественных монологов. Разговору не только о готовности или неготовности художника рекламировать благотворителя прямо "в теле" произведения, но и об определенной беззащитности искусства в городском пространстве, о праве художника на отзыв своего участия в коллективном произведении, о художественной работе, как инструменте коммерциализации городской среды, и как инструменте борьбы с этой коммерциализацией и рассредоточенным всеприсутствием власти».

Подобные действия не всегда являются прямым жестом, но и размышлением о политичности искусства в городской среде и его социальной ответственности. В контексте того, что часто граффити и стрит-арт являются либо разметкой территории между его создателями, либо декоративным оформлением города, встаёт вопрос о методе. Здесь альтернативой проступает эфемерность и временность, которые вопреки распространённому представлению о бесполезности, напротив — поднимают проблему ответственности и ценности публичных действий и высказываний.

 

Алина Клейтман, Ульяна Быченкова, Николай Ридный «Разметка территории (СБУ — Зоопарк, Мэрия — Цирк)», 2012

Акцией, замыкающей ряд уже перечисленных была «Красная линия». Линия была пролита двумя художницами на земле от здания харьковского управления службы безопасности (украинскому аналогу ФСБ) к зоопарку и от мэрии к городскому цирку, что является критической репликой в сторону упомянутых властных структур и их действий. Принцип работы линии — это принцип соединительного тире, который действует как визуализация лингвистики, передача её механики с помощью наработок граффити и уличного искусства. Несмотря на мнимую безобидность, действия художников были восприняты чуть-ли не как экстремизм, в результате чего одна из участниц была задержана охраной здания СБУ. За исключением участка возле входа в официальное учреждение, где художницу заставили смыть отрезок на асфальте, линия просуществовала около недели, пока не исчезла вместе с растаявшим снегом.

Если вы приедете в Харьков, и спросите, знает ли кто-то об этих акциях, то скорее всего получите отрицательный ответ. Все знают Чебурашек, Крокодилов, Пушкиных и Гоголей, — героев многочисленных легальных росписей. Наша работа является больше лабораторной, чем репрезентативной, — это постоянная дискуссия и попытка выработать новый метод и язык, а город — полигон для этих действий. Результаты этой кухни будут видны не скоро, но рано или поздно они приведут к появлению новой традиции, не стремясь при этом, к быстрой славе и наживе.

 

Автор: Николай Ридный, группа SOSка, Харьков.
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal

Один комментарий

  1. Прикольно!)
    в деякому сенсі — молодці