Что делать со старым зданием лицея Святого Николая?

В конце ноября 2012 года мы провели две недели в бывшем здании лицея Святого Николая в Амстердаме, представляя Партизанинг на фестивале Kunstvlaai. Долгие годы это был фестиваль независимых художественных инициатив и проектов, участники которых скидывались деньгами и организовывали ежегодную выставку своих работ, фактически играя роль местного биеннале, но без кураторов и институций.

В этом году, несмотря на жестокое сокращение расходов на искусство, фестиваль получил дополнительное финансирование и группу кураторов, которые пригласили художников из разных стран мира. Большинство представленных проектов — примеры самоорганизации, что очень актуально для Нидерландов, где художники все чаще вынуждены искать альтернативные источники финансирования и туже затягивать пояса, делить студии и тп.

 

Фестиваль

Наше участие в фестивале стало первым примером выставочной репрезентации проектов Партизанинга. Мы трансформировали небольшую комнату с большим количеством выдвижных ящиков, ранее использовавшуюся как школьный архив, для того, чтобы показать примеры наших исследовательских методик и городских интервенций.

 

Фотография: Lost Painters. А также много фотографий с выставки здесь, здесь и здесь.

Большинство художников, с которыми мы жили, общались и работали эти две недели представляли свои независимые проекты в междисциплинарных областях, и особенно выделялись проекты, направленные на вовлечение зрителей. Из тех проектов, что произвели на нас наибольшее впечатление: Unicorn Union Project, мастерская по изготовлению safety devices (по типу надувного жилета в самолете), которые нужно использовать для борьбы с собственными страхами; Absurd Therapy, терапевтический кабинет, напоминающий сцены из фильма «Быть Джоном Малковичем»; The Arbour Lake School, школьный кабинет в школьном кабинете. Обо всех этих и некоторых других проектах мы постараемся написать отдельно.

 

Здание школы

Однако, помимо всех этих активностей, связанных с репрезентацией способов работы с пространством и зрителями, нашей задачей было попытаться расширить территорию, изучить окружающий район и попытаться связать наши подходы с местным контекстом. В результате мы организовали исследовательскую кампанию по защите уникального и невероятно функционального здания 50-х годов, ставшего на время нашим домом.

 

Вход в старое здание лицея с баннером фестиваля Kunstvlaai 2012.

Комплекс лицея Святого Николая на юге Амстердама изначально был католической школой для мальчиков с монастырем и часовней. Однако, после постройки нового здания напротив, оно потеряло свои функции, и власти решили, что его нужно снести. Эксперты в области охраны культурного наследия отмечали, что модернистское здание, построенное в 50-х года прошлого века, уникально. На эту тему даже был снят документальный фильм (который правда не был переведен на английский и тем более русский языки).

Комплекс был спроектирован архитектором Peter Lau в сотрудничестве с J. Th. Peters and B. Spängber. Первая очередь — крылья A и B — была сдана в 1955. А в 1960 крылья C и D также приняли школьников. Долгое время большой проблемой было избыточное пространство школы (!), так крыло D последние годы работы школы вообще не использовалось. Весь комплекс по вертикали состоит из 3 этажей, не считая полуподвального помещения, которое во время работы фестиваля использовалось как бар и ночной рейв-клуб. Этот крупнейший послевоенный комплекс для Католического лицея построен в модернистском стиле на волне популярности в Нидерландах так называемого функционализма в архитектуре. Во многом из-за этого Cuypers Heemschut Society и College of Mayor Aldermen выступили с инициативой придать зданию статус монумента.

По различным версиям после сноса здания планировалось расширить парк, названный именем принцессы Беатрис или построить на его месте дорогое жилье. Снос предполагалось произвести в начале 2013 года, и в конце прошлого года здание было передано в ведение муниципалитету — сразу после открытия нового здания, куда была переведена школа. Но, по некоторым сообщением, проблемой также стал материал, из которого было построено здание — асбест. Процесс очистки начался, и окончательный снос теперь планируется произвести в середине 2013 года.

 

Новое здание школы, типичный пример современной архитектуры.

Новое здание было признано специалистами как энергоэффективное и более экологичное, нежели чем предыдущее, что возможно является аргументом в пользу сноса старого, неэффективного и слишком большого по площади для школы. Интересно, что с экологической точки зрения снос школы вместо переиспользования его не рассматривался.

 

Художники оккупируют лицей

Во время фестиваля художники из Индии, Канады, Бангладеша, Молдовы и России жили прямо в бывших классах и представляли свои работы в школьном спортзале, во дворе, классах и других помещениях школы.

 

Мы готовили еду в бывшей школьной лаборатории и мылись в общественном душе, который использовался школьниками после занятий физ-рой. Стены все еще были заклеены постерами и расписаны посланиями школьников, которые мы обнаруживали в различных частях школы. Интерьеры напоминали сцены из любимого фильма «Выходной Ферриса Бьюлера». По утрам мы занимались экспериментальной йогой в спортивном зале. Главным публичным местом, где происходило все общение художников стала кухня. Мы стали временным сообществом, поддерживая друг друга, начиная от покупки материалов и совместным походом на лекции о работах своих же коллег и заканчивая совместным приготовлением и употреблением пищи. Находясь там, мы все по достоинству оценили насколько идеально в своей функциональности это пространство для совместного быта — в особенности для тех, у кого нет подобного пространства в обычной жизни и кто может лишь мечтать о том, каким именно образом его еще можно было бы использовать.

 

Исследование как искусство

Наш проект стал протестом против полного сноса чего-то безусловно красивого и функционального лишь для получения больших доходов при строительстве супер-дорого жилья — особенно в случае с пространством, к которому мы, все участники фестиваля так привязались. Мы решили перезапустить процесс обсуждения о будущем это здания среди местных жителей, участников фестиваля и зрителей. По слухам, здание после фестиваля должно быть снесено, а на его месте построено жилье; что вполне логично при том, что сама школа находится в сердце самого дорого квартала города, с одной стороны которой находится прекрасный парк, с другой малоэтажное жилье с большим количество припаркованных дорогих машин (что редкость для города, где все ездят на велосипедах, мы даже обнаружили там джип припаркованный прямо на тротуаре!), а с третьей — местный World Trade Center.

Мы хотели проверить, как фестиваль может стать поводом для изучения и продвижения альтернатив сносу здания. И во время нашего там пребывания обсудить то, как чувствуют себя люди по поводу возможных ролей этого здания для района: например, коммунального здания для художников. В некотором роде мы даже думали о своеобразной ре-джентрификации — в противовес обычному явлению, когда благодаря художникам, заселяемым в дешевые кварталы, девелоперы поднимают цены — в данном случае художники оккупировали самый дорогой квартал города и их целью стало понижение стоимости недвижимости за счет открытия кофешопа, появления стрит-арта и разного рода «нежелательных» для этой буржуазно-аристократической части города элементов.

 

Подготовка к сносу началась уже во время фестиваля.

Фестиваль стал не только возможностью для нас показать результаты наших интервенций и исследований иностранной аудитории, но также открыть временный офис или, как мы его называли, «бюро» интервенций, где мы общались с людьми и предлагали им заполнить наши анкеты. Важно, что задачей художников было именно не повышение привлекательности недвижимости, а наоборот борьба за сохранение архитектурного наследия. Наша кампания под названием Save the School приобрела форму расклеенных в разных частях района постеров (в том числе местном кофешопе, на трамвайной остановке и даже внутри нового здания школы, куда мы проникли незаконно).

 

Что нам удалось разузнать

 

По ходу исследования мы сделали одно очень интересное открытие: в городах, где доминируют велосипеды, пешеходы могут чувствовать себя чрезвычайно ущербно, а городская среда хоть и изобилует количеством живых людей, но скорость их движения не позволяет коммуницировать им друг с другом. В некотором роде, для социализации и уличного искусства велосипеды могут восприниматься не лучшей альтернативой автомобилям. Стоимость аренды велосипедов на две недели оказалась неоправданно высокой. Поэтому мы приняли решение изучать район пешком и сделали правильный выбор, так как проезжая на большой скорости на велосипеде мы вряд ли бы обращали внимание на еле заметные детали. Мы решили вешать постеры именно в тех местах, где люди проводят немного больше времени, слезая со своих велосипедов, правда таких мест оказалось немного.

Мы обнаружили, что в окрестности всего несколько кофешопов — с высокими ценами и не слишком высоким качеством товара. Сам район, расположенный под боком у делового квартала, явно не одарен вниманием художников и страдает от отсутствия мест для культурного досуга. Сам факт проведения здесь фестиваля стал интересным вызовом для местного сообщества. На наш взгляд, у этой территории города явно не хватает своего характера, креативности и плотности — все эти задачи могли быть решены благодаря использованию здания как культурной точки притяжения.

К удивлению не складывалось ощущения, что кто-то реально был заинтересован в борьбе за сохранение здания, мы ощутили явный недостаток в осведомленности и обсуждениях вокруг проблемы асбеста. Было ощущение, что город воспринимает наличие этого здания как некую проблему при том, что оно имеет такой огромный потенциал. Возможно мы приняли участие в этом слишком поздно? Школьники похоже были счастливы переехать в новое здание, более похожее на офис или молл; жители района полностью доверили принятие решения властям. Казалось, что им абсолютно не интересно, что именно произойдет.

 

Сохраните старое здание лицея Святого Николая!

 

Мы разместили наши постеры на голландском по всему району.
 
  
  
На остановке, в печатном салоне, на стенах домов.
 
  
  
Некоторые постеры были сорваны, в том числе и один, который мы повесили напротив нового здания школы.
 
Внутри школы и рядом с ней мы разместили постеры на английском, задавая вопрос о будущем здания.
 
  
Людям понравилась идея сделать из этого пространство, которое управлялось бы самими художниками, а также место для вечеринок, лазерных игр, выставок и тп.
 
В целом абсолютное большинство поддержало идею сделать здесь культурный центр, в противовес идеи застройки жильем.
 
Основная задача была решена: мы дали возможность людям сказать свое слово и запустили процесс дискуссий вокруг будущего здания.
 
И выяснили чего хотят люди: больше кофешопов, клубов, мороженого и KFC!

 

Итог

Опрос показал явный недостаток в культурных и досуговых точках притяжения: клуба, баров, кофешопа, центра аркадных автоматов или даже сетей фастфудов как, например, KFC. Идея программировать активности для художественного пространства было встречено с большим воодушевлением. И, на наш взгляд, район получил бы очень многое, поддержав развитие искусства и культуры. Чтобы продвинуть идею сохранения школы и переиспользованию его в качестве художественной коммуны мы изготовили несколько постеров-знаков в сотрудничестве с местным арт-принт-шопом.

 

Такие постеры были размещены внутри школы.
 
А один окончательно установлен напротив старого здания лицея Святого Николая.

 

***

Через неделю после окончания фестиваля мы получили тревожное сообщение от организаторов, что снос здания уже начался. Однако позже мы узнали, что идеей использования этого пространства для нужд художников заинтересовались местные власти и, вполне возможно, что в ближайшие пару лет оно будет использовано именно таким образом.

 

Финальное послание было оставлено внутри школы — в классе, в котором мы жили.
 
 
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal