Стул — на нем сидят, библиотека — в ней читают

В библиотеке работать интереснее. Хотя все книги у меня в компе, я буду теперь ходить в библиотеку. Приходишь, смотришь на людей, на тетушек этих озлобленных и скованных, на дяденек, и сразу начинает включаться мысль. Уже не так, как на первом-втором курсе, когда узость их взглядов на библиотеку и бесконечные запреты на все вызывали озлобленность, а иначе. Новые объяснения сами посещают ум, без дополнительного анализа и размышлений. Увидел казус — и тут же версия.

 

 

 

Вот, хотя бы утром, захожу в библиотеку. Чтобы зайти, нужно достать пластиковый читательский билет, лежащий у меня в кошельке. У входа, рядом с книжным ларьком, есть столик. На нем лежат никому ненужные журналы, издающиеся разными правительственными департаментами. Ставлю на стол рюкзак и достаю читательский. В это время девушка села на стол и читает. Возможно, ждет кого-то. Охранник тут же подошел ближе к турникетам, которые от стола на расстоянии двух метров, и сказал:

— Девушка, слезьте со стола, он же не для того, чтобы на нем сидеть!

Не знаю, что там почувствовала девушка, а меня удивил этот охранник, потому что стол высокий, но не как стойка, стоять за ним неудобно. Стульев к нему так же не прилагается. В общем, я бы тоже на нем не прочь посидеть, он в самый раз для этого. И вот я думаю, что этот охранник, он не просто зануда, считающий своим долгом препятствовать нарушению правил, а он представитель поколения людей, у которых мир видится как совокупность субъектов, у которых должно быть предназначение. Это стол - на нем не сидят. Это стул — на нем сидят. Это библиотека — в ней читают. Подтверждение этому я нашел только что. Вышел из читального зала, чтобы выпить чаю из термоса и доесть шоколад. Тут есть такое пространство между залами, рядом с выдачей книг. Оно обставлено кожаными креслами, диванами и низкими журнальными столиками — в общем, не для научной работы, а рекреация. Сел, налил чай, пью. Не прошло и минуты ко мне подошла сотрудница библиотеки и сказала, что для того, чтобы пить чай в библиотеке есть столовая, а тут пить чай запрещено. Мое возражение, что это не читальный зал, ее не смутило, и она сказала, что тут старые деревянные столы и это все достояние истории, и нечего тут чай пить, идите в столовую.

 

И я вот сижу, пишу сообщение о трансформациях труда для семинара в Вышке, и думаю о труде и этих людях. На одном из семинаров обсуждали размывание профессиональной идентичности. Мол, нет уже такого, что человек с легкостью называет себя инженером, экономистом или кем-то еще. Идентичность стала шире, и большинство не может себя привязать к одному ярлыку. Не говоря уже про тех людей, сфера занятости которых вообще неназываема, потому что они сами не могут четко сказать, чем занимаются.

И вот это размывание дает нам свободу смотреть на мир другими глазами. Видеть в столе — стул, в библиотеке — коворкинг, в пустых коридорах ленинки — возможность размять мышцы после 3-х часов стула. А людям, здесь работающим, этот взгляд недоступен. Их взгляд сформирован нормативностью. Есть вещь — у нее есть предназначение. Есть человек — у него должно быть определенное понятное занятие, а не там-сям.

 

И пока библиотека остается местом воспроизводства нормативного взгляда, она не превратится в публичное пространство, в которое будут хотеть приходить молодые люди, читать, обсуждать и общаться. Она не станет местом производства новых знаний и идей. Потому что сейчас, здесь полно свободных залов и коридоров, которых бы хватило и для столов для пинг-понга, и для научных кружков, но они заполнены священной чистотой консервации.

P.S. На следующий день моя теория подтвердилась. Я снова вышел в рекреацию. Прошло 2 минуты, и ко мне подошла снова тетка, уже другая. Она вежливо сказала, что просит меня убрать термос, так как, несмотря на то, что я сижу не в читальном зале, здесь тоже нельзя пить и есть. На «почему» сказала, что не положено пить и есть в местах, для этого не предназначенных, то есть в любых местах библиотеки кроме столовой. Мне аж стало любопытно, неужели такое написано. Я сказал, что буду продолжать сидеть за столом и пить чай, пока она не покажет мне конкретный пункт в правилах, где это сказано.

 

Она принесла правила, в которых не было сказано, что пить и есть можно только в столовой, но в них было сказано: «запрещено принимать пищу и распивать напитки в не отведенных для этого местах». Я поинтересовался, а есть ли список отведенных мест. Тут моя теория и подтвердилась. Она, удивившись, ответила: «отведенное место — это столовая». Когда я сказал ей, что в правилах не написано слово столовая, а так как рекреация не является читальным залом, кто сказал, что она не для того, чтобы сидеть на этих креслах и пить чай. Вдвойне удивившись и посмотрев на меня, как на ненормального, сотрудница библиотеки сказала, что любой нормальный культурный человек это понимает, где же еще можно есть и пить, кроме как в столовой.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal

Комментариев (3)

  1. Охранникам полезно дарить книжку Конституция Российской Федерации. А еще в библиотеке нет розеток для ноутов. Так и хочется собрать переходник и подклюится к светильнику, выкрутив лампочку из него)

  2. Круто, что написанное понимают люди типа Сергея Капкова, и делают Новые Библиотеки (готовы Чистые Пруды и Юго-Запад на текущий момент, насколько я знаю). Но «Ленинки» это вряд ли коснётся.

  3. О, если бы при подсчете голосов учитывался еще и внутренний голос!


    перейти на http://zakarpattyachko.com.ua/