Страх и ненависть в Тбилиси

«Хорошая тут резиденция в Тбилиси, а сам город меня что-то не вдохновил, все в машинах, не пройти, и ни одного велосипедиста или скутера, напоминает Бишкек, только хуже. А вот с чем на придется работать, см. вложение... еще жарко, но помидоры и дыни вкусные :)»

 

 

За пару дней до вылета получил письмо от моего подельника Игоря — не слишком оптимистичное. Тем не менее я наконец лечу в Грузию! Впереди полет через Ригу в Тбилиси, прилет в 3 утра, билеты в бывший советский рай теперь стоят чуть ли ни дороже, чем в Нью-Йорк, бред.

Добравшись до нашей дислокации в центре Тбилиси выпиваю кислой самодельной чачи из пластиковой бутылки, съедаю кусок перемороженного сыра и полутухлый помидор — все найдено здесь же, видимо осталось от предыдущих обитателей резиденции. Падаю спать, завтра начинается моя резиденция в GeoAir. Игорь должен приехать только через пару дней — со своей подружкой они путешествуют где-то в горах и должны вернуться в Тбилиси после этого.

Первые дни льет дождь и мы с Софией, хозяйкой GeoAir гуляем по городу. Первые впечатления от Тбилиси: все действительно забито машинами, водители которых считают себя несколькими классами выше, чем любой пешеход, много новодела, кое-какая современная симпатичная архитектура, естественно куча классных кафешек и баров, красивые и эмансипированные женщины.

На второй день мы отправляемся на рынок Элиава — место, где нам предстоит работать следующие 10 дней.

 

 

Вернувшись из гор, Игорь застает Мэйка дома. У него новые очки и такие же идеи.

Наверняка ни нашим читателям, ни самой Софии не интересно знать о том, какие в горах классные озера и пейзажи, поэтому путешествие Игоря остается за полем нашего повествования.

 

 

В этот же день мы направляемся в близлежащий художественный университет, для того, чтобы посмотреть на процесс обучения и заодно познакомиться с классными ребятами, с которыми было бы интересно поработать вместе. Больше всего нас восхищает крыша и заброшенный выставочный зал для «неформатного» студенческого искусства. Чем-то все это напоминает Сан-Паулу, после которого мы по-настоящему так и не работали вместе.

 

 

В городе мощная предвыборная агитационная программа, все улицы уклеены плакатами. Мы решили, что нам необходимо организовать свою партию, пропагандирующую свободу отношений, равенство полов и раскулачивание автомобилистов. В один миг временный штаб был развернут на базе резиденции.

Новые цели нас снова объединили.

 

 

Галя немного ревнует, но понимает, что мужская дружба это самое важное.

 

 

На следующий день мы опять едем в Элиаву. Жарко.

 

 

Едем домой.

 

 

Начинается серьезная работа по анализу наших впечатлений от Элиавы, обсуждение диалогов с местными жителями, продавцами и составление нашей предвыборной программы. Пишем манифест, делаем презентацию, проводим фотосессию, разрабатываем постеры и запускаем сайт.

 

 

Вечером печатаем постеры и обклеиваем ими город, прохожие интересуются, мы рассказываем о нашей программе сначала на улице, а потом перемещаемся в кафе.

 

 

На следующий день организовываем встречу, где декларируем появление нашей партии «Новые коллективисты». Вербуем сторонников и уже с ними направляемся снова на Элиаву.

 

 

Любуемся пейзажами и проводим опросы жителей и продавцов. Случалось разное — пару раз натыкались на «жарких» парней, которые были явно недовольны нашей работой. Убедить их так и не удалось, а конфликт у зоны, граничащей с жилым домами, достиг своей критической отметки.

 

 

Многие из продавцов автомобильных киосков к нам относились хорошо, любят Россию и ностальгируют по СССР. Практически сразу они были приняты в нашу партию.

 

 

По возвращению в резиденцию мы понимаем, что не в состоянии изменить ситуацию ни в этом автомобильном аде Элиава, ни в самом городе, потому что проблемы, выявленные нами на рынке, в целом касаются всей страны и 10-ти дней явно недостаточно даже для более-менее проработанного исследования. От безысходности мы пошли выпустить энергию на улицы города.

 

 

А если серьезно, то выяснили мы следующее. Элиава — притягивает к себе низы общества, тех, кто в советское время имел работу, но ее потерял; сельских жителей, направляющихся в город на заработки; наименее образованные слои, но встречаются тут и люди с высшим образованием, которое не могут найти себе работу по специальности.

Сюда на сервис приезжают владельцы автомобилей, которые часто для статуса тратят все деньги на наиболее респектабельную, согласно объему их кошелька, машину. Денег на ремонт в «нормальном» сервисе у них уже не нет и поэтому они стремятся как можно сильнее сэкономить на ремонте и запчастях.

Местные жители не рады соседству, но выбора у них тоже нет — стоимость квартир здесь ниже, чем в более тихих и обустроенных районах. В результате конфликт происходит между теми, кто фактически борется за свое существование в ситуации очень высокого уровня безработицы в стране. Отсутствие работы вынуждает людей заниматься торговлей, что превращает целые районы в стихийные рынки.

 

 

Публичные пространства города запущены, тротуары даже на центральной улице города забиты припаркованными автомобилями — все это очень типично для после-советских городов, где индивидуальное приобретает гипертрофированную значимость по сравнению с коллективным. Для решения проблем вокруг рынка необходимо думать о проблемах в грузинском обществе в целом: разобщенности, нежелании «выметать сор из избы», попытках все решить в тихую между собой, что лишает общество публичной дискуссии вокруг ключевых проблем.

Вместе с тем в городе есть очень интересные инициативы и примеры самоорганизации и отстаивании общественных интересов. Пожалуй самый интересный прецедент — история вокруг парка Ваке, часть которого была спасен от нелегальной застройки. С зимы в лагере в парке Ваке живут активисты и разные «хиппи» со всего, а по пятницам из парка стартует велосипедная критическая масса. Есть подозрения, что Тбилиси достиг своей критической точки, и в ближайшие годы здесь будут происходить очень интересные процессы.

 

 

Благодарим Яну Корбезашвили, которая провела с нами практически все дни нашего пребывания в Тбилиси, фиксируя все на свою камеру; и Софию Лапиашвили, которая так долго и терпеливо ждала этот пост-отчет.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal