Ухудшайзинг: Биеннале уличного искусства — «Пластмассовый мир победил»

Несколько лет назад на Art Play проходила биеннале молодого искусства, в рамках которой неожиданно для меня приехало несколько французских уличных художников, в числе которых был и один из моих излюбленных художников Зевс, отличающийся своим ярким образом маньяка и радикальными перформативными выходками. Сама экспозиция была сомнительна, а перформанс Зевса был абсолютно лишен всяческого смысла и высказывания (см. картинку слева). Все это было настолько вяло, что меня сильно расстроило. Тогда, как в принципе и сейчас, меня особо волновали адекватные способы репрезентации уличного искусства, ведь перемещенное в галерею, да и вообще в другую страну оно не то, чтобы утрачивает какой-то из своих смыслов, оно вообще становится бессмысленно. Кажется, кончилось все тем, что я написал рецензию на Ekosystem.org, но для меня тот момент стал ключевым не только в осмыслении экспонирования стрит-арта, но и в размышлении его контекстуальной составляющей.

По сравнению с тем, что было несколько лет назад ситуация кардинально меняется с точки зрения интереса к уличному. Сегодня департамент культуры официально поддерживает большие фестивали монументальной живописи, украшающие фасады наших домов. Сегодня в Санкт-Петербурге функционирует «музей» уличного искусства, в Москве проходит форум стрит-арта с последующим премированием деятелей, а на днях открылась первая «биеннале» уличного искусства. Все это похоже на сон.

Наверное, мы должны быть без ума от радости, но как-то не до нее. Это касается и общественных пространств с пешеходными и велосипедными зонами, которыми сегодня наполняется Москва, это касается и ранее не интересного никому уличного искусства. Вот только если первое вполне укладывается в формат официальный, то второе, как элемент протестного, должно быть существенно переформатировано и кастрировано.

В Москве же, с ее бешеным темпом, почти по-советски поставлена задача: в пятилетку преобразить город настолько, чтобы житель или гость столицы ощущал себя по-европейски, без излишнего психоза. И велодорожка здесь, как и «стрит-арт», явно не следствие, а инструмент политический, направленный на удовлетворение потребностей все того же креативного класса, активно протестовавшего еще каких-то пару лет назад.

Феномен стрит-арта же в нашей стране вышел на пик популярности в последние пару лет во многом благодаря деятелям бизнеса и околобюджетных организаций. И если, например, в Египте всплеск уличного искусства был вызван революционными событиями и беспределом, исходящим от государства, собственно как и во Франции 60-х, то в нашей стране этим если и не стараются заработать, то, как минимум делают имидж и карьеру на экспроприации любых из подобных неконтролируемых движений и инициатив. Мы неоднократно наблюдали это и в действиях прокремлевских активистских групп, которые зачастую повторяют, масштабируют и дискредитируют неформальные акции и инициативы (в том числе и наши), присваивая их себе и создавая образ «демократического» государства с имитацией активности низовых сообществ. Это наблюдается и в сегодняшнем спускаемом сверху «стрит-арте», представляющем собой стерильные и абстрагированные от реальности изображения.

Так, например, прошлогодний фестиваль «Лучший Город Земли», в рамках которого было расписано около 100 фасадов, пестрит различной абстрактной и комиксовой живописью. Абсолютно бездушные и внеконтекстуальные объекты буквально давят своей массой на свободное и неформальное уличное высказывание, кажущееся теперь еще более беспомощным.

Стрит-арт форум, объединивший собой таких же освоителей московских фасадов, подпитывает эту иллюзию современного и бурлящего творчеством мегаполиса. И хоть темы поднимались разные, практически все сводилось лишь к тому, как дать заждавшимся райтерам, ранее исписывающих бойлерные и заборы ж/д путей, возможность «проявить» себя в оформлении городских пространств на официальном уровне.

 

Ну вот, а теперь еще и «биеннале» — торжество бессмыслицы и дизайна интерьеров с подобающими им коврами, посудой и картинами, место которым ну максимум в спальне, в серванте или над диваном.

 

Парад абстракционизма или биеннале без яиц

 

Открывшееся недавно стрит-арт биеннале «АРТМОССФЕРА» вызывает недоумение как минимум по своему заявленному статусу мегавыставки, где нет ни мотива, объединившего бы всех художников, ни какой-либо концепции, ни собственно самих кураторов. Центральный зал Art Play наполнен до отказа абстрактными и абсолютно безопасными артефактами, имеющее опосредованное отношение к улице. Те художники, на которых мы могли заглядываться еще лет 10 назад, будь то Sat One, Eltono, Zedz или 108 давно утратили свою актуальность, окончательно став заложниками своего стиля или одной работы.

В рамках этой «биеннале» у нас была возможность представить некое альтернативное видение репрезентации уличного искусства. Внутри экспозиции мы начали работать над организацией коллективной мастерской городских интервентов, куда были приглашены 6 иностранных и 6 русских художников. Основная концепция площадки была не показать живопись или объекты, созданные в стиле «стрит-арт», а показать сам процесс работы над спонтанными городскими интервенциями.

 

Интервенция в нашем случае в прямом смысле этого слова означает вторжение, а оно, конечно, не может произойти без учета локального контекста, будь то политического или социального. Наша мастерская должна была дать возможность исследовать этот контекст за счет образования микро-сообщества и диалога между художниками и зрителями.

«Без политики и без порно» — вот единственная концепция и ограничение от организаторов «биеннале» уличного искусства, искусства, которое, между прочим, возникло в контексте различных революций и изменений, морального/сексуального раскрепощения конца 60-х. И вполне естественно, что наша площадка, делая акцент на спонтанность, самоорганизацию и несогласованность, угрожала этой краткой и лаконичной «концепции».

Пытаясь «причесать» наш проект под основное празднество абстракционизма, организаторы всячески проявляли свой авторитаризм так, как будто они новоиспеченные царьки русского стрит-арта. Позже мы узнали, что многие из наиболее дорогих нам художников были «слиты» организаторами, а отношение к другим было попросту хамским. Нет смысла вдаваться в технические детали организации и конфликты, но мы не намерены мириться с таким авторитаризмом, поэтому из стройной колонны парада радостного и радующего глаз «искусства» вышли.

И несмотря на то, что мы очень трепетно относимся к развитию уличного искусства в России, нам нисколько не жалко упущенного случая, ведь уличное искусство не имеет никакого отношения к этой выставке, а приставка «стрит-арт» здесь как очередной способ пропиариться, не более.

И только одна единственная работа, как-бы невзначай, не понятно, как появившись там, сообщает о реальном положении дел. Спасибо, Паша.

 

 

Послесловие

Да, сегодня никто не хочет связываться с Россией, отношение к русским на Западе кардинально меняется, а в нашей стране полно абсурдных законов и много социальных проблем, собственно, как и в любой другой стране. Да, мы живем только благодаря нефти, которая вот-вот кончится и которая занимает далеко не последнее место среди негативных факторов влияния на окружающую среду. Да, мы вбухали какие-то неимоверные миллиарды в олимпиаду, но от этого мы не стали лучше, и в Сочи не стало лучше, и народу не стало лучше. Да, Крым наш и у нас плохие отношения с Украиной, и теперь не только с ней. Да, но игнорирование всего этого не делает нас сильнее, скорее наоборот, закрывая на все это глаза, мы выглядим настолько глупо, как те скоморохи, о которых писал еще Маркиз де Кюстин, побывав в России во времена Николая I: «Русские — скоморохи. В своей имитации Парижа они выглядят бо́льшими парижанами, чем сами парижане». Так зачем бояться, имитировать и скрывать? Куда важнее спорить, обсуждать и поднимать вопросы, и искусство в этом лучший инструмент. Особенно если мы говорим о стрит-арте, как искусстве свободном от ценза и каких-либо предубеждений.

В заключение я бы хотел вставить пару строчек из переписки с Харменом де Хупом, голландским пионером городских интервенций, который должен был приехать и на нашу коллективную мастерскую этого «биеннале» и который нас поддержал теплыми словами:

I do not agree with Sabina Chagina when she writes 'because the times are very troubled now we do not want to talk about politics at all'. In troubled times you need (political) art that asks questions. That is what art is for!

 

А в качестве иллюстрации вкладываю один из предложенных эскизов киевского художника Саши Курмаза, который бы очень гармонично вписался во всю эту вакханалию и отлично коррелируется с высказыванием Паши 183.

 

Коллективная мастерская городских интервенций должна была разместиться внутри общей экспозиции в центральном зале Art Play в период с 6-го по 20-е сентября и работать автономно над различными проектами в Москве. Среди приглашенных иностранных художников были: Хармен де Хуп, Брэд Дауни, Spy, Fra.Biancoshock, Саша Курмаз и Игор Резола. Проект мастерской был отменен нами за 2 недели до открытия выставки из-за попыток организаторов «биеннале» наложить ценз на планируемую деятельность нашей площадки.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal